Зависимость конструктивной активности бобра от типа водно-болотных экосистем

УДК 599.322.3

В. И. Толкачев

Гомельский профессиональный лицей, Гомель, Беларусь

DEPENDENCE OF BEAVER CONSTRUCTIVE ACTIVITY
ON A TYPE OF WETLAND ECOSYSTEM

V. I. Tolkachev

Gomel’ Professional Lycée, Gomel’, Belarus

Изучение конструктивной активности животных имеет большое значение, позволяющее определить экологические требования вида к местообитаниям. Это необходимо для рационального управления природопользованием, предотвращения негативного влияния на целостность биогеоценозов, их сохранения и научно обоснованного улучшения микро- и макроландшафта с целью увеличения численности приоритетных видов. К важнейшим промысловым видам принадлежит речной бобер (Castor fiber Linnaeus, 1758), конструктивная активность которого вызывает значительный интерес.

Изучению конструктивной активности бобра посвящены многолетние исследования (1970–2009 гг.) в различных типах водно-болотных экосистем Белорусского Полесья, в типичных бобровых угодьях долин р. Днепр, Припять, Сож, Ствига, Свислочь, Уборть и др. Учитывали различные следы деятельности, сооружения. Выявлены следующие виды средообразующей деятельности бобров: открытые лежки, временные убежища, тропы, лазы, тоннели, каналы, норы, хатки и плотины. Количественное распределение указанных участков и сооружений обусловлено сформированными гидрологическими условиями и морфологической структурой долины реки и береговой части водоемов.

Лежки являются простейшими проявлениями активности бобров и в основном характеризуют явление отдыха между кормежками и конструктивной деятельностью. С учетом освоения бобрами территории наибольшее количество лежек отмечается в болотных экосистемах (44,3 % всех находок). Немного меньше их в пойменных террасах рек (39,3 %), незначительная часть – в районе мелиоративных каналов (16,4 %). Чаще всего для устройства лежек бобры используют среднепологие и крутые берега водоемов с амплитудой колебания воды 1–4 м и наличием древесно-кустарникового полога.

Временные убежища устраиваются бобрами в тех типах водно-болотных экосистем, которые не заливаются талыми водами. В редких случаях они могут использоваться и в летний период: при высоких температурах в хатках и норах, при повышении уровня воды. Для их устройства бобры используют наносы обломков стволов и веток, верхушки густых кустарников, крупные деревья. Максимальное количество временных убежищ обнаруживается на пойменных террасах (55,2 %), более чем в два раза меньше – в микрорусловых типах водоемов (24,1 %) и наименьшее количество – в макрорусловых (20,7 %). В болотных экосистемах и мелиоративных каналах временные убежища не обнаружены.

Тропы прокладываются для обеспечения скрытых и безопасных подходов к кормовым объектам и доставки корма к жилищу. Длина троп обусловлена расстоянием между объектами питания и жилищами (колеблется в пределах 30–100 м с преобладанием 30–50-метровых). Наибольшее количество троп прокладывается бобрами в пойменных террасах рек (45,5 %), среднее количество – в микрорусловых и мелиоративных каналах (соответственно 17,4 и 20,3 %), и наименьшее – в болотных и макрорусловых водоемах (6,6 и 7,1 %).

Лазы – места выхода бобров из постоянных жилищ обычно к пищевым ресурсам (для осуществления питания и заготовки кормов на зимний период). Они установятся при отсутствии или незначительных колебаниях уровня воды и минимальных скоростях течения воды. Колебания воды с амплитудой выше 0,5 м и увеличение скорости течения воды выше 0,3 м/с приводят к их резкому сокращению и отсутствию. В макрорусловых типах водных экосистем они не зафиксированы. Наибольшее их количество отмечается в мелиоративных каналах (46,9 %), затем следуют пойменные террасы (21,9 %), микрорусловые водоемы (15,6 %) и болота (12,5 %).

Тоннели – подземные бобровые сооружения, через которые бобры выходят на поверхность для кормежки и пополнения запасов. Они устраиваются на среднепологих и высоких берегах. Максимальное количество отмечается (71,4 %) при колебаниях уровня воды от 0,1 до 1 м, минимальное – при колебаниях 1,1–2,0 м. Тоннели полностью отсутствуют при амплитуде выше 2,5 м. В связи с этим наибольшее количество их концентрируется в пойменных террасах (68,7 %), меньше – в мелиоративных каналах и микрорусловых водоемах (19,3 и 16,9 %), очень мало – в макрорусловых водоемах (7,2 %). Полностью они отсутствуют в болотных экосистемах.

Каналы прокладываются бобрами для открытого перемещения на удаленные участки и сплава заготовленного древесно-кустарникового материала. Их количество имеет обратную зависимость от амплитуды колебания уровня воды и напрямую зависимость от скорости течения (0,1–0,3 м/с). При увеличении скорости течения свыше 0,4 м/с количество каналов снижается. Поэтому в макрорусловых типах угодий они составляют 0,0–0,9 %, в болотных – 6,3 %, в микрорусловых – 12,0 %, а наибольшее количество – в пойменных водоемах и мелиоративных каналах (42,3 и 38,6 %).

Норы бобрами сооружаются при наличии высоких берегов, с входом под водой. В зависимости от времени использования они могут быть одноярусными, двух- и трехъярусными. С учетом морфоструктуры береговой зоны и рельефа долины наибольшее количество нор отмечается в пойменных озерах с высокими обрывистыми берегами (43,7 %), затем – в мелиоративных каналах (30,5 %), незначительное количество – в микрорусловых и макрорусловых водоемах (15,0 и 10,8 %).

Коблы – это кочки, образованные сплетениями корней под которыми бобры проделывают ходы и устраивают там камеру или логово. Они устанавливаются лишь только в двух типах водных систем: пойменных водоемах и гидромелиоративных каналах (соответственно 27,3 и 72,3 %).

Хатки являются самыми сложными бобровыми сооружениями и являются основным жилищем и надежным убежищем. Такие сооружения при наличии половодья являются многоэтажными. Хатки, в отличие от нор, сооружаются при наличии низких и среднепологих берегов. Максимальное количество хаток встречается при скорости течения воды в пределах 0,1–0,3 м/с. Количественное распределение хаток по типам экосистем располагается в следующей последовательности: пойменные водоемы – 46,7 %, гидромелиоративные каналы – 33,5 %, микрорусловые водоемы – 11,7 %, болота – 6,6 %, макрорусловые водоемы – 1,5 %.

Плотины – очень сложные и прочные бобровые сооружения. Возводятся они на небольших речках, ручьях, старицах, пойменных озерах и гидромелиоративных каналах. С их помощью создаются обширные бобровые пруды со значительным запасом воды, что обеспечивает бόльшую доступность кормовых ресурсов и облегчение доставки корма и строительного материала. Размеры плотин обусловлены величиной водоемов и могут колебаться по длине от 10 до 96 м, имеют 0,5–0,9 м в высоту и 1,0–1,5 м в ширину. В зависимости от колебания уровня воды, скорости течения и ширины водоема, при незначительных глубинах (0,3–1,0 м), их распределение зафиксировано в следующей последовательности: гидромелиоративные каналы – 88,6 % всех плотин, микрорусловые водоемы – 6,8 %, пойменные озера и болота – по 2,3 %, макрорусловые водоемы – 0,0 %.

Таким образом, интенсивность конструктивной активности бобра обусловлена гидрологическими условиями водоемов и морфоструктурой береговой зоны долин рек, что и определяет их распределение по типам водных экосистем.


Zoocenosis — 2011
Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали VІ Міжнародної наукової конфе­ренції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2011. – С. 317-319.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники