Динамика зоопланктона в проточной части Каневского водохранилища и в заливе

УДК 591.524.12

Ю. Ф. Громова, А. Б. Примак
Институт гидробиологии НАН Украины, Киев, Украина, yulia.gromova@gmail.com

Y. F. Gromova, A. B. Primak
Institute of Hydrobiology of NAS of Ukraine, Kyiv, Ukraine

В вегетационный период 2015 г. исследовали зоопланктон р. Днепр на русловом участке Каневского водохранилища (г. Киев, район Оболонь – 50º29’59’’ с. ш., 30º31’29’’ в. д.) и в заливе Старик, находящемся на расстоянии около 25 км ниже по течению (50º20’29’’ с. ш., 30º35’21’’ в. д.). Пробы отбирали планктонной сетью Апштейна (размер ячеи сита 125 мкм). В заливе производили тотальные ловы с глубин 2 и 3 м. В русловой части, в связи с высокой турбулентностью и небольшой глубиной в пункте исследований (2 м), пробы отбирали с поверхностного горизонта на расстоянии 10 м от берега. Обрабатывали материал по общепринятым в гидробиологии методикам (Методи гідроекологічних…, 2006).

Различия в режиме проточности, водообмене, подвижности водных масс влияют на распределение планктона в водоемах (Киселев, 1980). По данным Украинского гидрометеороло­гического центра, 2015 г. был чрезвычайно маловодным. Уровень воды на посту «Киев – Днепр» за период наших исследований изменялся в пределах 449–486 см. Этим фактором косвенно обусловлены (через режимы попусков Киевской и Каневской ГЭС) более низкие скорости течения на фарватере – в среднем 0,3 м/с. В месте отбора проб на русловом участке скорость течения изменялась в пределах 0,01–0,10 м/с, в заливе постоянное течение отсутствовало.

В зоопланктоне руслового (проточного) участка обнаружено 54 НОТ (низший определяемый таксон), из них 24 составляли коловратки, 14 – веслоногие, 15 – ветвистоусые ракообразные и велигеры дрейссены. Наибольшее видовое богатство (25–26 НОТ) отмечено в мае–июне при температуре воды +15…+22 ºС. Наблюдалась тенденция к увеличению количества НОТ и численности зоопланктона при увеличении скорости течения. Численность зоопланктона изменялась в пределах 13 240–296 000 экз./м3, биомасса – 67,13–1 880,67 мг/м3. Наибольшие их показатели отмечались в мае, июле – сентябре (табл.). Соотношение таксономических групп по показателям обилия было нестабильным. Весной в зоопланктоне доминировали коловратки (до 90 % численности и 47 % биомассы), среди которых – Brachionus angularis Gosse, 1851, Keratella quadrata (Müller, 1786), Brachionus calyciflorus Pallas, 1766. В начале и середине лета наибольшее значение в численности и биомассе зоопланктона приобретали ракообразные. Из ветвистоусых доминировала Bosmina (Bosmina) longirostris (O. F. Müller, 1776), из веслоногих – особи ювенильных стадий. Доля велигеров дрейссены в летнем зоопланктоне достигала 10 % численности и 18 % биомассы. В конце лета и начале осени доминировали коловратки, среди которых наибольшее значение имели B. angularis, Asplanchna priodonta Gosse, 1850, виды из родов Synchaeta и Polyarthra. В «пятнах» водоросли Aphanizomenon flos-aqua (L.) Ralfs преобладала коловратка Euchlanis dilatata Ehrenberg, 1832. Ее приуроченность в водохранилищах Днепра к участкам массового развития этой сине-зеленой водоросли, к которой коловратка прикрепляет яйца, а также объедает эпифитные водоросли и бактерии, отмечалась ранее (Беспозвоночные и рыбы …, 1989). Здесь же в большом количестве развивался рачок Chydorus sphaericus (O. F. Müller, 1776), питающийся детритом растительного происхождения. Его доминирование в зоопланктоне сохранялось до поздней осени (76 % численности и 85 % биомассы).

Таблица. Зоопланктон верхнего участка Каневского водохранилища в 2015 г.

Месяц

Численность, экз./м3

Биомасса, мг/м3

проточная часть

залив

проточная часть

залив

Май

296 000

 153 517–756 127

 424,96

338,57–1537,36

Июнь (начало)

 43 780

40 928–45 761

 250,26

367,28–886,62

Июнь (конец)

 60 800

40 568–64 529

 322,87

1008,53–2360,98

Июль

244 800

 26 242–30 145

 668,21

353,72–382,88

Август

260 480

 33 384–119 410

1 880,67

452,29–1877,54

Сентябрь

263 600

 64 683–93 913

 674,02

641,28–731,78

Ноябрь

 13 240

 87–1 164

 67,13

0,32–7,66

 

В зоопланктоне залива Старик обнаружено 56 НОТ, среди которых 21 – коловратки, 11 – веслоногие, 23 – ветвистоусые ракообразные и велигеры дрейссены. Наибольшее видо­вое богатство (23–29 НОТ) отмечено в сентябре при температуре воды +19,5 ºС на фоне массового развития водоросли Ceratium hirudinella (O. Müll.) Bergh. Отмечена тенденция к снижению количества НОТ зоопланктона при увеличении прозрачности воды. Показатели развития зоопланктона на глубине 2 м изменялись в пределах 1 164–153 517 экз./м3, 7,66–2 360,98 мг/м3. На глубине 3 м диапазон изменения данных параметров был шире: 87–756 127 экз/м3, 0,32–1 877,54 мг/м3. Наибольшие значения численности зоопланктона были отмечены в мае, биомассы – в июне (см. табл.). Таксономическая структура зоопланктона на глубинах 2 и 3 м была сходной. Весной в заливе, как и в русле, доминировали коловратки (до 94 % численности и 77 % биомассы), среди которых Keratella cochlearis (Gosse, 1851), Synchaeta sp., Polyarthra sp., B. calyciflorus, A. priodonta. В летний период в различных соотношениях преобладали копеподы и кладоцеры. Последние достигали 95 % биомассы, основу которой составляли B. longirostris, Daphnia cucullata Sars, 1862, Diaphanosoma brachyurum (Liévin, 1848), Polyphemus pediculus (Linne, 1761), Bosmina coregoni Baird, 1857. Среди веслоногих доминировали их науплии, в июне также Heterocope caspia G. O. Sars, 1897. Доля велигеров дрейссены в летнем зоопланктоне достигала 8 % численности и 21 % биомассы. Осенью в зоопланктоне преобладали коловратки (до 90 % численности и 86 % биомассы), среди которых доминировали, в основном, те же виды, что и весной.

За период исследований в зоопланктоне проточной части Каневского водохранилища и залива обнаружено 78 НОТ (71 вид), в том числе 33 (30) составляли коловратки, 16 (12) – веслоногие, 27 (26) – ветвистоусые ракообразные и велигеры дрейссены. Наиболее часто на обоих участках встречались особи ювенильных стадий циклопов, B. longirostris, велигеры дрейссены, C. sphaericus, Calanoida juv., B. calyciflorus, A. priodonta. Кроме перечисленных таксонов в проточной части часто встречались Bdelloida gen. sp., K. quadrata, E. dilatata, B. angularis, а в заливе – коловратки рода Polyarthra. Видовой состав, в том числе доминирующих видов, стабилен в многолетней ретроспективе (Беспозвоночные и рыбы …, 1989; Пашкова, Примак 2005; 2006; Пашкова, 2013). В планктоне встречались инвазивные представители понто-каспийской фауны: велигеры моллюска дрейссены, Podonevadne trigona (Sars, 1897), Cornigerius maeoticus (Pengo, 1879). Биомасса P. trigona в августе достигала 14 % общей биомассы зоопланктона в русле. Обнаружение в Каневском водохранилище коловратки Euchlanis dapidula Parise, 1966 подтверждает ее более ранние, первые для Украины, находки (Трохимець, 2011, 2012, 2015).

Таксономические списки зоопланктона проточного участка и залива были близки как в отношении количества НОТ (54 и 56 соответственно), так и в отношении их сходства согласно индексу Серенсена – 0,62. На протяжении периода исследований диапазон варьирования видового богатства в заливе был выше (4–29 НОТ), чем в русле (15–26 НОТ). Количество НОТ зоопланктона в русле, как правило, было выше, чем в заливе. При этом индекс видового сходства между сообществами русла и залива в вегетационный период был довольно высоким – в среднем 0,53 (0,38–0,61), в ноябре – снижался до 0,30 (0,21–0,38). Видовая общность сообществ в разные сезоны вегетационного периода также была высокой, как в русле, так и в заливе – индекс Серенсена составлял в среднем 0,59 (0,46–0,74) и 0,56 (0,38–0,77) соответственно. Средние численность и биомасса зоопланктона за вегетационный период в проточной части составляли 194 910 ± 45 662 экз./м3 и 703,5 ± 246,0 мг/м3, в заливе эти показатели были немного выше – 122 434 ± 58 709 экз./м3 и 911,6 ± 194,0 мг/м3. О высокой изменчивости обилия зоопланктона свидетельствуют значения коэффициента вариации (CV, %): в русле – 57,4 (по численности) и 85,7 (по биомассе), в заливе – 166,1 и 73,7 соответственно.

Соотношение таксономических групп зоопланктона на обоих участках было нестабиль­ным. Доминирование коловраток приходилось, в основном, на весну, конец лета и начало осени. В летний период основную роль в численности и биомассе зоопланктона играли ветвис­тоусые или веслоногие ракообразные, реже коловратки. В сезонной динамике численности коловраток, веслоногих и ветвистоусых ракообразных в проточной части водохранилища и в заливе в целом наблюдались сходные тенденции. Динамика численности велигеров дрейссены в русле и в заливе отличалась. В русле происходило плавное увеличение численности велигеров на протяжении весенне-летнего периода с максимумом в сентябре (14 000 экз./м3), после чего численность снижалась до 40 экз./м3 к началу ноября. Для динамики численности велигеров в заливе характерны два пика. Первый, более высокий, весной (до 75 487 экз./м3), после которого в июне численность резко падала (0–130 экз./м3). Второй пик приходился на август, когда численность велигеров составляла 2 913–6 735 экз/м3, а в сентябре – снижалась до 14–22 экз./м3. В ноябре велигеры дрейссены в заливе не регистрировались.

Таким образом, в маловодный 2015 г. в условиях сниженных скоростей течения в проточной части Каневского водохранилища формировались сообщества зоопланктона, которые по своим характеристикам (видовой состав, численность, структура, динамика этих показателей) в целом были сходны с сообществами малопроточного участка (залива).


Zoocenosis — 2015
Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали VІІІ Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Ліра, 2015. – С. 74-76.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники