Плотностно-зависимая динамика полового диморфизма морфофизиологических признаков полевки-экономки (Microtus Oeconomus Pallas, 1776)

В.Ю. Ковалева
Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск, Россия

Вопрос о взаимосвязи морфологической и физиологической изменчивости и плотности популяции, несмотря на многочисленные исследования, до сих пор не имеет однозначного решения. И гипотеза Кристиана (Christian, 1950), и гипотеза Читти (Chitty, 1958, 1960, 1964) предсказывают, хотя и на разной основе, циклические изменения фенооблика популяции в соответствии с динамикой численности. Проверка такого предсказания на природных популяциях требует долговременных рядов наблюдений. Однако, к сожалению, в большинстве работ длительность изучаемых рядов не превышает одного-двух популяционных циклов.
Материалом для исследования послужили выборки из популяции полевки-экономки (Microtus oeconomus Pallas 1776) черневой низкогорной тайги (Республика Алтай, Турочакский район, с.Артыбаш). Район Телецкого озера является расчетным местом падения загрязненных остатками ракетного топлива третьих ступеней ракетоносителей, запускаемых с Байконура. Изучение влияния этого загрязнения на экосистемы Горного Алтая находится в начальной стадии.
За время наших исследований (1989 — 2000 гг.) в популяции наблюдалось три цикла динамики численности с пиками в 1990, 1994 и 1997 годах. Были вычислены отдельно по самцам и самкам годовые средние длины тела, хвоста и ступни, веса тела, селезенки, правого надпочечника и правого семенника (для самцов) и исследована динамика как самих показателей, так и разности по ним между самцами и самками.
Наиболее четко циклические изменения, соответствующие динамике численности популяции, проявились у самок по весу тела и надпочечника, а у самцов – по весу надпочечника, семенника и селезенки. Однако у самок максимальные значения этих показателей приходятся на годы пиков, а у самцов, в отличие от самок, запаздывают на год и попадают на фазу депрессии. Поэтому динамики годовых средних были обработаны методом главных компонент отдельно для самцов и самок. Этим же методом обрабатывались динамики разностей годовых средних между самцами и самками. Во всех трех случаях на первую компоненту пришлось от 63 до 69%, на вторую – от 14 до 22%. Структура собственных векторов также оказалась одинаковой. В первую компоненту внесли положительные вклады все признаки, за исключением длины ступни, которая образовала вторую компоненту. Интерпретация первой компоненты очевидна – общие размеры особей. Корреляция размерной компоненты с логарифмом относительной численности оказалась незначимой и для самок (r=0.12) и для самцов (r=-0.52). Анализ графиков динамики размерных компонент в сопоставлении с динамикой численности показал, что увеличение размеров самцов наблюдается на следующий год после пика. Что касается самок, то увеличение размеров наблюдалось в годы пика в 1990 и 1994 годах и в депрессию с отставанием на год после пика в 1998 году, что и объясняет отсутствие корреляции с динамикой численности. Однако первая компонента полового диморфизма – разницы в общих размерах – достоверно (r=0.72; p<0.01) коррелирует с динамикой численности, практически полностью повторяя ее очертания. Чем выше плотность популяции, тем сильнее относительное угнетение развития самцов по сравнению с самками. Таким образом, выявлена плотностно-зависимая динамика полового диморфизма полевки-экономки по морфофизиологическим признакам. Подобный результат был получен ранее Ю.К.Галактионовым на водяной полевке.
Работа поддержана грантом №264-1999 Комиссии РАН по работе с научной молодежью.


Zoocenosis — 2001
 Структура і функціональна роль тваринного населення в природних та трансформованих екосистемах: Тези I міжнародної конференції, 17-20 вересня 2001. – Дніпропетровськ: ДНУ, 2001. – С. 154-155.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники