Влияние экологических факторов на морфологию сеголетков пеляди

УДК 571.15

Е. В. Егоров

Филиал ФГУП Госрыбцентр Западно–Сибирский научно–исследовательский институт водных биоресурсов и аквакультуры (ЗапСибНИИВБАК), E-mail: sibribniiproekt@mail.ru

Одним из способов оценки влияния факторов среды на особенности онтогенеза является факторный анализ (в нашем случае использован метод главных компонент). Применение этого метода позволяет расчленить корреляции между признаками на компоненты, связанные с более общими причинами. При этом наиболее трудным является экологическая интерпретация факторов (Терентьев, Ростова, 1977).

Объектом исследований послужили сеголетки пеляди, собранные на четырех водоемах Новосибирской обл., куда они были вселены личинками, полученными в инкубационном цехе Новосибирского рыбопитомника. Факторный анализ, выполненный для корреляционной матрицы их морфометрических признаков в системе индексов, дал следующие результаты:

1) Сумма факторной дисперсии по 5-и факторам по исследованным водоемам колеблется от 39,7 до 48,9, т. е. формирование признаков определяется воздействием значительно большего числа факторов.

2) Наличие такого количества факторов определяет низкий уровень нагрузок признаков по факторам, что затрудняет выделение групп признаков, позволяющих определить природу фактора.

3) Наиболее устойчиво проявляются пары признаков «длина всей рыбы» – «длина по Смитту», «длина головы» – «заглазничное расстояние», «антевентральное расстояние» – «антеанальное расстояние», однако связи эти по водоемам имеют существенные различия. Так, признаки «длина всей рыбы», «длина по Смитту» имеют максимальные нагрузки по I фактору у пеляди из Новосибирского рыбопитомника и оз. Сартлан и по III фактору в оз. Яркуль и Убинское. Признаки «длина головы», «заглазничное расстояние» наиболее сильно коррелируют с I фактором в оз. Яркуль, II фактором в оз. Убинское и III фактором в Новосибирском рыбопитомнике и оз. Сартлан. Признаки «антевентральное расстояние» и «антеанальное расстояние» имеют максимальную корреляцию с I фактором в оз. Убинское и Новосибирском рыбопитомнике, со II фактором в оз. Яркуль и с IV фактором в оз. Сартлан, причем в Яркуле эта связь имеет отрицательное значение.

Таким образом, низкий уровень факторных нагрузок (выделение групп признаков возможно только при коэффициентах корреляции не выше 0,5) при анализе в системе индексов затрудняет интерпретацию природы факторов.

Принципиально иная картина наблюдается при факторном анализе корреляционной матрицы признаков в системе абсолютных значений. Сумма факторной дисперсии I фактора колеблется по водоемам от 40,1 до 53,5 %, в то время как уже по II фактору этот показатель составляет всего 5,3–8,7 %. Это позволяет говорить о наличии в водоемах неких условий, оказывающих на формирование морфометрических признаков наиболее сильное воздействие. Причем, учитывая схожесть групп признаков, имеющих по I фактору максимальные нагрузки, можно признать, что природа этого фактора одинакова для всех водоемов. Во всех исследованных водоемах в эти группы признаков обязательно входят масса тела, длина всей рыбы, длина по Смитту, промысловая длина. По-видимому, принимая во внимание разнотипность водоемов, можно утверждать, что I фактором при анализе корреляционной матрицы признаков в системе абсолютных значений является обеспеченность пеляди доступным кормом (кормовая база). По этому же фактору имеют максимальные нагрузки и пара признаков «антевентральное расстояние» – «антеанальное расстояние», также входящих в основную корреляционную плеяду. Однако другая пара признаков этой плеяды («длина головы» – «заглазничное расстояние») на разных водоемах имеет максимальный уровень корреляции с различными факторами (I фактор – в Новосибирском рыбопитомнике, II – оз. Убинское и Яркуль, III – оз. Сартлан). Иначе говоря, в озерах проявляется действие фактора, отсутствующего (или влияющего на признаки значительно слабее) в прудах рыбопитомника. Учитывая то, что наиболее существенное отличие между рыбопитомником и озерами проявляется в величине минерализации воды, можно предположить, что именно она и является этим фактором.

Связь между этой парой признаков и уровнем минерализации в водоеме проявляется и при анализе корреляций признаков в системе индексов: максимальные нагрузки по I фактору они имеют в оз. Яркуль (наиболее минерализованном водоеме), по II фактору – в оз. Убинском, по III фактору – в Новосибирском рыбопитомнике (пресный водоем) и оз. Сартлан (подращивание молоди в течение первых двух–трех месяцев осуществляется в слабо минерализованном водоеме–спутнике). При этом меняется связь факторов с другой парой признаков основной корреляционной плеяды (длина всей рыбы, длина по Смитту): в Новосибирском рыбопитомнике и оз. Сартлан они имеют максимальные нагрузки по I фактору, в оз. Яркуль и Убинское – по III фактору. Поскольку эти признаки имеют наиболее сильную корреляцию с длиной тела, можно предположить, что здесь проявляется влияние размерно-возрастных изменений строения рыбы.

Особое положение при анализе в системе индексов занимает пара признаков «антевентральное расстояние» и «антеанальное расстояние». На исследованных водоемах эта пара имеет максимальные нагрузки по разным факторам, при этом в Новосибирском рыбопитомнике она входит в одну группу с остальными признаками основной корреляционной плеяды, а на других водоемах занимает самостоятельное положение. Возможно, здесь проявляется связь с особенностями движения пеляди в различных по площади, глубине и зарастанию водоемах. На оз. Убинское этот фактор является первым, на Яркуле – вторым, на Сартлане – четвертым, что свидетельствует о различной значимости этого фактора в исследованных водоемах.

Таким образом, использование метода главных компонент позволило выявить корреляции, характерные для рассмотренных водоемов. При этом основным фактором, влияющим на морфологию пеляди во всех исследованных водоемах, является кормовая база.

Вместе с тем, отмечены значительные различия в формировании морфологических признаков в период постэмбрионального развития. Одной из основных причин этих различий можно считать различную степень влияния основных экологических факторов на пелядь в исследованных водоемах. В первую очередь, это относится к степени минерализации воды: в оз. Яркуль этот фактор по своей значимости занимает второе место (сразу после кормовой базы), на оз. Убинском – третье, на оз. Сартлан и в пруду Новосибирского рыбопитомника – четвертое. Кроме того, заметно проявляется влияние особенностей пространства водоемов и возрастные изменения строения тела рыб. Идентификация остальных факторов оказалась затруднительной, что объясняется как сложностью экосистем исследованных водоемов (наличием большого числа факторов, влияющих на формирование внешнего облика пеляди), так и различием между этими экосистемами по значительному числу параметров.


Zoocenosis — 2003
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: ДНУ, 2003. – С. 41-43.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники