Материалы по некробионтному комплексу стафилинид (Coleoptera, Staphylinidae) Самарского региона

УДК 595.763.2

МАТЕРИАЛЫ ПО НЕКРОБИОНТНОМУ КОМПЛЕКСУ СТАФИЛИНИД (COLEOPTERA, STAPHYLINIDAE) САМАРСКОГО РЕГИОНА

И. Н. Гореславец

Самарский государственный университет, г. Самара, Россия

Исследования проводились с момента наступления летательной активности коротконадкрылых жуков до ее фактического прекращения – с апреля по сентябрь. Изучались динамика и фаунистический состав некробионтных стафилинид Самарской обл. и сопредельных территорий, в стациях с различными зональными и микроклиматическими условиями среды. Исследовались точки расположенные в стациях закрытого и полуоткрытого типа (лес, поляны, обочины дорог), находящиеся в лесных массивах лесостепной и степной зон, а также в открытых стациях: на луговинах, остепненных участках и в ксерофитных степях. Кроме того, аналогичные исследования были проведены в условиях урболандшафтов Самары и Новокуйбышевска. В качестве приманок использовались как случайные объекты с примерной датой начала сукцессии (трупы домашних и диких животных в т.ч. остающихся после зимнего периода), так и объекты с точно фиксированной датой начала сукцессии (в основном, использовались мыши по 5–7 шт. в приманке).

Среди стафилинид большая часть относится к стенобионтам и приурочена к какому-либо типу синузий, образуя соответствующие экологические комплексы. В некробионтном комплексе, как и в большинстве других, можно выделить три степени приуроченности: собственно некробионтов, некрофилов и некроксенов, однако, последнюю группу видов, являющихся гостевыми, не следует путать со случайными видами. На трупах позвоночных стафилиниды являются одной из доминирующих групп насекомых, как по численности, так и по видовому составу, играя важную роль в сукцессионном процессе данной синузии.

Как правило, все стафилиниды обитающие на разлагающейся животной органике, являются хищниками, равно как и их личинки. Однако имеются и исключения. Так, личинки жуков рода Aleochara (Gravenhorst, 1802), широко известны своим паразитизмом на пупариях падальных мух (Diptera). Имаго же преимущественно поедают яйца и личинок тех же двукрылых. Для представителей рода Omalium (Gravenhorst, 1802) известны элементы некрофагии что, в определенной степени, имеет место на уровне альтернативного питания. Это было в свое время убедительно показано в работе Тихомировой (1973). Однако, в наших опытах присутствие омалиумов на падали, носило, как правило, ксенный характер, и численность их была довольно низка, а в большинстве случаев жуки этого рода отсутствовали вовсе. Единственный случай относительно массового присутствия этих жуков был отмечен на разбитых яйцах птиц. Что же касается «некрофагии» указываемой для представителей стафилиноморф, в частности для Creophilus maxillosus (Linnaeus, 1758) (Бабенко, 1991), то такое поведение в равной степени характерно также и для некоторых других типичных охотников (Staphylinidae, Staphylininae), однако, в данном случае, утверждение о некрофагии представляется несколько поспешным*.

К некробионтам, как к таковым, из выявленных относятся только три вида, при этом некробионтом в узком смысле можно считать только Creophilus maxillosus (L.), который встречается исключительно на падали и имеет соответствующую камуфлированную расчленяющую окраску. Для Philonthus politus (Linnaeus, 1758), второго вида данной группы приуроченности, обитание на трупах позвоночных является профилирующим. В большинстве случаев среди стафилинид некрокомплекса этот вид отмечался нами как доминант. Иногда представители этого вида встречаются в навозе, где нередко проходит развитие личинок саркофагид, мусцид, сфероцерид и др. (Diptera: Sarcophagidae, Muscidae, Sphaeroceridae, Phoridae, Calliphoridae), однако численность его здесь, по крайней мере, на порядок ниже. Имеются также отдельные находки этого вида на гниющих грибах, пищевых отходах и др., где его присутствие носит «гостевой» характер. Также к некробионтным видам мы условно отнесли широко известный вид Aleochara curtula (Goeze, 1777) о котором можно сказать примерно то же самое, что и о предыдущем виде с той лишь разницей, что данный вид еще более экологически пластичен. Он почти в равной степени присутствует, как на падали, так и на экскрементах,а также в другой активно разлагающейся органике, где происходит развитие личинок навозно–падальных, и некоторых других мух. Однако наибольшая численность A. curtula (Gz.) отмечена нами на падали, где в отличие от других типов синузий, этот вид практически всегда присутствовал на соответствующих стадиях сукцессии.

Для некрофильных видов трупы животных являются факультативной синузией и перечисленные ниже виды в равной (или большей), степени приурочены к другим местообитаниям, в основном это экскременты крупных млекопитающих. Большинство видов на «гостевом» уровне могут встречаться на прочей активно гниющей органике, если это обусловлено их трофическим спектром и наличием потенциальной добычи**.

Стафилиниды некробионтного комплекса, отмеченные для Самарского региона

Некробионтные(облигатные)

Aleochara curtula (Goeze, 1777), Philonthus politus (Linnaeus, 1758), Creophilus maxillosus (Linnaeus, 1758).

Некрофильные (факультативные)

Anotylus rugosus (Gravenhorst, 1806), Aleochara milleri Kraatz, 1862, Philonthus sanguinolentus (Gravenhorst, 1802), Ph. rectangulus Sharp, 1874, Ph. sordidus (Gravenhorst, 1802), Ph. chalceus Stephens, 1832, Ph. coprophilus Jarrige, 1949, Ph. longicornis Stephens, 1832, Ontholestes tesselatus (Geoffroy, Fourcroy, 1785), O. murinus (Linnaeus, 1758).

Некроксенныегостевые»)

Omalium caesum (Gravenhorst, 1806), O. rivulare (Paykull, 1792), Olophrum assimile (Paykull, 1800), Anotylus insecatus (Gravenhorst, 1806), Lathrobium volgense Hochhuth, 1851(=geminum Kraatz, 1857), Cryptobium fracticorne (Paykull, 1800), Gyrohypnus sp., Xantholinus tricolor Fabricius, 1787, X. dvoraki Coiffait, 1956(=X. roubali Coiffait, 1956), Leptacinus othioides Baudi, 1908, Othius punctulatus (Goeze, 1777), Philonthus micantoides Benick, Lohse, 1956. Ph. micans (Gravenhorst, 1802), Ph. punсtus (Gravenhorst, 1802), Ph. decorus (Gravenhorst, 1802), Ph. cruentatus (Gmelin, 1790), Ph. varians (Paykull, 1789), Ph. concinnus (Gravenhorst, 1802), Ph. tenuicornis Mulsant et Rey, 1853, Ph. parvicornis (Gravenhorst, 1802), Ph. cochleatus Scheerpeltz, 1937,Philonthus sp., Gabrius osseticus (Коlenati, 1846) (=G. vernalis (Gravenhorst, 1806)), G. suffragani Joy, 1913, Оcypus nitens Schrnak, 1781(=O. nero Faldermann, 1835, =O. similis Fabricius, 1792), Platydracus stercorarius (Olivier, 1794), Quedius invreae Gridelli, 1924, Drusilla canaliculata (Fabricius, 1787), Tachinus rufipes Degeer, 1774, (=T. signatus Gravenhorst, 1802).

Акцидентальные (случайные)

Lordithon lunulatus (Linnaeus, 1761), Tachyporus chrysomelinus (Linnaeus, 1758), Stenus humilis Erichson, 1839, Mycetoporus sp., Dinaraea arcana (Erichson, 1839).

Обобщая результаты, полученные на основе проведенных исследований следует отметить несколько взаимосвязанных фактов.

1. Видовой состав объекта зависит от типа биогеоценоза, заметное влияние при этом имеет фоновое фаунистическое население стафилинид в биотопе где находится объект и соседствующих с ним стациях, что определяет количество и разнообразие гостевых и случайных форм.

2. Кроме биотопического положения, качественно-количественный состав стафилинид в объекте на данной сукцессионной стадии во многом определяется начальной массой объекта. Кроме того, качественный состав стафилинид в объекте имеет зонально-ландшафтную зависимость и в немалой степени определяется микроклиматическими особенностями в месте расположения объекта и характером сукцессии (ее температурно-влажностным показателем).

3. Существенное значение в динамике некробионтов, как и следовало ожидать, имеет фактор погодных условий. В условиях устойчивой теплой погоды заселение приманки небольших размеров первыми стафилинидами, нередко, происходит уже на вторые сутки с момента начала резкого возрастания энтропии объекта.


*Представители стафилиноморфной группы нередко нападают и на живые объекты, как правило, привлекаемые запахом консудата, и также пытаются кусать, что нами неоднократно отмечалось для представителей родов Philonthus и Phisetops. В целом, конечно, нельзя полностью исключать возможность присутствия, элементов некрофагии для представителей означенной группы, однако, данный вопрос требует более пристального изучения, чтобы не повторять ошибок уже не раз имевших место в аналогичных исследованиях. Эйш и Тимм (Ashe, Timm, 1987) в свое время убедительно показали, что в природе, нередко, все бывает гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

**Так, в суровых условиях ксерофитной степи Ontholestes murinus (Linnaeus, 1758), (где трупы животных, как правило, долго не залеживаются, а экскременты травоядных, после уничтожения диких копытных, часто полностью отсутствуют) отмечался нами в норах сурков где основной кормовой базой этим стафилинам являются жуки рода Aphodius Illiger, 1798 (Coleoptera, Scarabaeidae).

 


Zoocenosis — 2003
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: ДНУ, 2003. – C. 106-108.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники