Биоразнообразие и охрана насекомых Крыма

УДК 502.743 (477.54) 575.7

В. Б. Пышкин, Ю. Э. Тарасов, В. М. Громенко, Т. С. Рыбка

Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского,
г. Симферополь, Украина, E-mail: biscrim@crimea.edu

Насекомые Крыма, оставаясь наименее изученным элементом фауны, являются ядром биоразнообразия полуострова включающим более 10 000 видов из различных таксонов. Для сравнения, фауна паукообразных полуострова насчитывает 344 вида, наземных моллюсков – 92 вида, птиц – 301 вид, млекопитающих – 61 вид, лишайников – 582 вида, мхов – 305 видов, флора сосудистых растений насчитывает 2 775 видов (Дулицкий, 2001; Голубев, 1999; Копачевская, 1986; Костин, 1983; Михайлов, 1997; Щербак, 1966).

Такого видового и экологического разнообразия насекомые достигают благодаря ярко выраженной способности к миграции и их способности к полету. Практически из любой популяции происходит отток особей и рассеивание их на значительной территории. Они освоили все основные среды полуострова.

Водная среда – реки, озера, моря, водохранилища, каналы стали основными местами обитания многих видов насекомых: Triсhoptera (около 50 видов из 12 семейств), Plecoptera (более 10 видов из 5 семейств), Ephemeroptera (32 вида из 12 семейств), Odonata (40 видов из 7 семейств). Отряд Coleoptera представлен здесь сотнями видов, связанных с водными экосистемами. Есть много видов насекомых и из таких «сухопутных» отрядов, как Diptera и Heteroptera, развитие которых тоже связано с водной средой (Киселева, 1983; Григоренко, 1987; Редкие растения и животные Крыма, 1988).

Еще более интенсивно используются насекомыми наземно-воздушная и почвенная среды полуострова. Большого видового разнообразия здесь достигают виды Lepidoptera – одного из наиболее изученных отрядов насекомых Крыма, который объединяет более 2 000 видов из 90 семейств. Отряд Orthoptera включает 110 видов из 7 семейств. Семейства отряда Coleoptera на полуострове исследованы крайне неравномерно. К наиболее изученным относятся: Carabidae – свыше 400 видов, Chrysomelidae – около 320 видов, Curculionidae – более 250 видов, Cerambycidae – 140 видов, Tenebrionidae – около 70 видов, Elaterildae – свыше 80 видов, Staphylinidae – более 400 видов. Из отряда Hemiptera для Крыма описаны семейства: Lygaeidae – 135 видов, Coreidae – 25 видов, Rhopalidae – 15 видов, Stenocephalidae – 3 вида. Одни из наиболее богатых в видовом отношении отрядов – Diptera и Hymenoptera (120 тысяч и 100 тысяч видов в мировой фауне соответственно) – в Крыму остаются мало изученными. Из крупных семейств этих отрядов описаны: Syrphidae – 190 видов, надсемейство Apoidea – 500 видов, Formicidae – более 100 видов (Бартенев, 1984; Эйдельберг, 1983; Костюк, 1966; Некрутенко, 1985). Многие виды насекомых вышеназванных отрядов и семейств помимо водной, наземно-воздушной и почвенной сред могут использовать в качестве постоянной или временной среды своего обитания другие, живые и мертвые, автотрофные и гетеротрофные организмы.

Кроме того, в процессе индивидуального развития у насекомых нередко происходит смена экологических ниш, поэтому места обитания личинок и имаго одного и того же вида могут быть совершенно различны. Благодаря такому широкому диапазону морфоэкологических адаптаций насекомые связаны в своем развитии с небольшими по размеру и узко специфичными местообитаниями. Поэтому биоразнообразие насекомых в Крыму во многом зависит, как от их биоэкологических особенностей, так и от обилия и разнообразия, подходящих для их развития биотопов, мозаичность которых, определяется экологическими особенностями и географическим положением полуострова.

В формировании Крымской фауны насекомых участвуют две противоположные тенденции. Первая – большая мозаичность структур на всех уровнях развития биогеосистем, а также географическое положение полуострова, что явилось причиной значительного увеличения разнообразия крымской энтомофауны. Вторая – формирующиеся энтомокомплексы полуострова на всех уровнях организации биосистем крайне нестабильны: на границе ареала вид находится в критических для своего существования условиях. Даже минимальные изменения природной среды приводят к смещению границ распространения многих видов и их исчезновению с полуострова, что влечет за собой изменение энтомокомплексов и экосистем в целом.

Из всех экологических факторов, воздействующих в настоящее время на природу полуострова самым мощным является антропогенный. Длительное воздействие этого фактора привело к изменению не только отдельных компонентов экосистем, но и всей биогеоценотической структуры полуострова. В таких условиях насекомые становятся наиболее чувствительными объектами для индикации внешних воздействий.

Современное сокращение численности и вымирание насекомых на полуострове обусловлено целым рядом причин, из которых основную роль играет изменение среды их обитания. Все многообразие этих воздействий можно свести к двум типам. Первый тип – это прямое уничтожение биоценозов: вырубка лесов, распашка целинных земель, урбанизация территорий. Второй тип – трансформация биоценозов, которая протекает под воздействием химических загрязнений и физических изменений в экосистемах (мелиорация земель, зарегулирование речного стока, спрямление русла рек), а также под воздействием биотических факторов (выпаса скота, сенокошения, рекреации) (Симберлофф, 1984; Баранчиков, 1979; Второв, Степанов, 1978; Голутвин, 1983; Грамма, 1984; Емец, 1983; Зелинская, 1984; Семерсов, Горовая, 1976; Реймерс, Штильмарк, 1978; Стадницкий, Федорова, 1981; Четвериков, 1983).

Уничтожение биотопов насекомых на нашем полуострове стало всеобщим явлением, а в некоторых районах Крыма достигло критических значений. При этом происходит их инсуляризация – процесс распада всей экосистемы на все более мелкие островки, разделенные агроценозами, техноценозами, населенными пунктами, дорогами и каналами. Поэтому достаточно взглянуть на карту Крыма, где представлена география нашей промышленности, сельского хозяйства и рекреационных зон, чтобы увидеть очаги исчезновения насекомых и те «островки», где их еще можно сохранить. Охрана насекомых на этих «островках» не возможна без сохранения остальных компонентов их фауны, растительности, почв и других элементов экосистемы в целом. Речь идет о создании из этих «островков» – микрозаповедников, а точнее сети микрозаповедников с учетом их взаиморасположения и миграционных путей насекомых (экокоридоров). Поскольку каждый вид представлен комплексом взаимосвязанных популяций, стабильность его существования можно обеспечить только путем сохранения (или восстановления) интегрированной системы популяций, то есть создания интегрированной сети микрозаповедников, с учетом уже существующих природоохранных объектов и экокоридоров между ними.

С позиции кибернетики, сеть планируемых на полуострове микрозаповедников может иметь ячеистую структуру, узлы которой представляют самоорганизующиеся экосистемы, способные достигать своего оптимального состояния при любых изменениях внешних условий. Для этого на периферии узла должны находиться участки, образующие буферную зону. На таких территориях операции самоорганизации заранее регламентируются человеком. Вся хозяйственная деятельность должна быть ограничена и направлена на минимизацию потоков вещества, энергии и информации в центральное ядро узла.

Ядро узла ячеистой системы образуют не полностью детерминированные экосистемы, у которых поиск лучшей структуры и ее самоорганизация носит стохастический характер. Но, как в центре узла, так и на его периферии, сложность систем подчинена стремлению к адаптационной самоорганизации. Сложность может увеличиваться благодаря коммуникативным процессам, которые осуществляются через экокоридоры, образующие сеть связей между микрозаповедниками. Экокоридоры представляют собой набор экосистем, как правило, линейной формы (долины, реки, лесополосы и т. д.), которые могут осуществлять транспортную функцию. Экосистемы, образующие экокоридор, можно рассматривать как набор селективных мембран, через которые могут проникать лишь определенные виды животных и растений.

В организации ячеистой структуры системы микрозаповедников можно выделить два аспекта:

– структурная упорядоченность: согласованное взаимодействие дифференцированных частей целого, обусловленное его строением;

– эволюционная направленность: совокупность процессов, ведущих к образованию и совершенствованию взаимосвязей между элементами системы.

Рост сложности всей системы микрозаповедников мы традиционно связываем с возрастанием структурно-функциональной дифференциации элементов системы и усилением интегративных связей между ними.

Отсюда возникает новая стратегия охраны редких видов и сохранения биоразнообразия на нашем полуострове. Планирование и управление в системе охраняемых территорий Крыма не похоже на инженерную задачу. Скорее здесь необходимо проявить экологическую тактичность. Человек в создаваемой им сложной иерархической структуре экосистем должен быть не командиром или исполнителем, а катализатором самоорганизации и саморазвивития системы.

Если реально смотреть на вещи, то большинство создаваемых в Крыму охраняемых природных территорий возникает не в силу их уникальности и биоразнообразия, а по «остаточному принципу», в результате сочетания экономических, политических, социальных и других факторов, лежащих в основе развития промышленности, сельского хозяйства и курортного строительства на полуострове. Надо признать, что многие уникальные биотопы, которые могли бы выступать как центры комплексного биоразнообразия безвозвратно утеряны. В особенности это касается Западной части Южного берега, Центрально-степного района, Предгорья и Присивашья.

Поэтому, особенно важно использовать настоящий момент, когда многие хозяйства и организации Крыма уже в течение 7–8 лет выводят из севооборота малопродуктивные земли, не используют военные полигоны и рекреационные территории. Именно здесь в первую очередь необходимо проводить работы по созданию заповедников, микрозаповедников, экокоридоров и, в целом, всей сети охраняемых природных территорий. При улучшении экономической ситуации в Крыму, с переходом земли в частную собственность, вопрос об отчуждении земли под охраняемые территории решать будет крайне сложно.


Zoocenosis — 2003
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: ДНУ, 2003. – С. 151-154.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники