Почвообразующая роль гусениц разноусых чешуекрылых (Lepidoptera, Macroheterocera) на территории Владимирской области

УДК 595.78

М. В. Усков

Владимирский государственный педагогический университет, г. Владимир, Россия

При изучении фауны и экологии высших чешуекрылых Владимирской обл. нами выявлено свыше 560 видов Macroheterocera (Усков и др., 2000, 2001; Усков, 2002). Многие из них в определенные периоды онтогенеза имеют отношение к почве. 30 видов известных для Владимирской обл. разноусых чешуекрылых связаны с почвой на личиночной стадии. По характеру питания на основе классификации М. С. Гилярова и Л. М. Семеновой (1977) мы разделяем гусениц Macroheterocera на две трофические группы: сапрофаги и фитофаги. По другой классификации (Яхонтов, 1969) гусеницы чешуекрылых–геофилов (геофилы – насекомые, населяющие почву только в определенные периоды онтогенеза (Френцель, 1936)) являются: стратобионтами (личинки – сапрофаги, обитающие в подстилке) и ризобионтами (личинки – фитофаги, связанные с корневой системой растений).

Представители стратобионтов – гусеницы некоторых совок и пядениц из подсемейств Herminiinae и Scopulinae соответственно. Во Владимирской обл. нами выявлено 4 вида усаток и 3 вида скопулин, гусеницы которых, обитая в подстилке, питаются опавшими, увядшими, отмершими, разлагающимися листьями деревьев и кустарников, а также, отпадом травянистых растений (Кох, 1984). Это Trisateles emortualis ((Denis et Schiffermüller), 1775), Paracolax derivalis (Hübner, 1796), Zanclognatha tarsicrinalis (Knoch, 1782), Z. tarsipennalis (Treitschke, 1835) и Idaea biselata (Hufnagel, 1767), Idaea dimidiata (Hufnagel, 1767), Idaea aversata (Linnaeus, 1758). Сапрофагия гусениц этих видов ускоряет разрушение растительной органики, процессы гумификации почвы, обогащая ее веществами, усваиваемыми растениями.

Ризобионты – представители семейств тонкопрядов (2 вида), древоточцев (1 вид) и совок из подсемейств Ipimorphinae (9 видов), Hadeninae (4 вида), Noctuinae (7 видов). Условно гусениц–ризобионтов можно разделить по характеру контакта с почвенными и надпочвенными частями растений на две группы. Первая группа включает гусениц, питающихся только подземными частями растений. Это личинки тонкопрядов Alphus sylvinus (Linnaeus, 1761), Hepialus humuli (Linnaeus, 1758)*[1] и совок – Hydraecia micacea (Esper, 1789)**, H. ultima Holst, 1965, Staurophora celsia (Linnaeus, 1758), Cerapteryx graminis (Linnaeus, 1758)**, Agrotis exclama­tionis (Linnaeus, 1758)**, A. ipsilon (Hufnagel, 1766), A. vestigialis (Hufnagel, 1766)* (Усков и др., 2000).

В состав второй группы входят гусеницы, которые могут наряду с корнями использовать в пищу еще и близко расположенные к поверхности почвы листья и части стеблей растений, что обусловлено эколого-физиологическими факторами (следовательно, их можно отнести и к обитателям травяного покрова – хортобионтам (Яхонтов, 1969)). Из владимирских видов совок это характарно для личиночной стадии Apamea lateritia (Hufnagel, 1766)**, Mesapamea didyma (Esper, 1778), Rhizedra lutosa (Hübner, (1803)), Amphipoea fucosa (Freyer, 1830)**, Celaena leucostigma (Hübner, (1808)), Hada nana (Hufnagel, 1766)**, Hadena luteago ((Denis et Schiffermüller), 1775), Tholera cespitis ((Denis et Schiffermüller), 1775), T. decimalis (Poda, 1761)*, Axylia putris (Linnaeus, 1761)**, Euxoa tritici (Linnaeus, 1761)*, Agrotis clavis (Hufnagel, 1766)*, A. segetum ((Denis et Schiffermüller), 1775)**, а также древоточца Phragmataecia castaneae (Hübner, 1790) (Усков и др., 2000, 2001). Данные о пищевой специализации гусениц указанных видов приводим по работе М. Коха (1984).

56,5 % личинок–ризобионтов перечисленных видов являются полифагами, 35,0 % – олигофагами, остальные – монофаги. Преобладание среди них многоядности обусловлено средой обитания. Трудности передвижения личинок в почве отнюдь не благоприятствуют быстрому отысканию пищи. Вероятность обнаружить корни растения определенного вида в почве несравненно меньше, чем возможность натолкнуться на корень какого-либо растения вообще. Обоняние у таких личинок в поисках пищи ведущей роли не играет (Воронцов, 1982). Очевидно, первичным для гусениц был наземный образ жизни. Переход к подземному обитанию является несомненной специализацией. Наблюдениями подтверждается, что «подземные» гусеницы значительно лучше защищены от врагов и нападения паразитов (Герасимов, 1952).

Исследования почвенной фауны, проведенные Г. А. Веселкиным в г. Суздали на участке, засаженном картофелем европейским, в сентябре 2001 г., показали, что плотность личинок Agrotis segetum ((Den. et Schiff.)), которые развивались на клубнях картофеля, составляет три гусеницы на один квадратный метр площади.

Развиваясь в почве, гусеницы–ризобионты, безусловно, оказывают на нее большое воздейстие. Передвигаясь в почве, они влияют на воздушный, водный и температурный режимы, обогащают почвенный горизонт экскрементами, повышая тем самым содержание в ней органического компонента, улучшают структуру почвы.

Малая степень исследованности для Владимирской обл. биологии преимагинальных стадий рассмотренных нами видов совок на фоне той роли, которую они играют в процессах почвообразования и хозяйственной деятельности человека, позволяет поставить вопрос о продолжении изучения данной темы в дальнейшем.



[1]По данным справочника «Вредители сельскохозяйственных культур и лесных насаждений. Т. II: Вредные членистоногие (продолжение), позвоночные» (1973) гусеницы 13 приведённых видов являются вредителями сельского и лесного хозяйства области (в тексте после названия такого вида помещён знак «*»; наиболее массовые из них отмечены двойным астериском «**»).


Zoocenosis — 2003
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІ Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: ДНУ, 2003. – С. 172-173.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники