Видовой состав и распределение мягкораковинных фораминифер (Allogromiidae и Saccamminidae) в Севастопольской бухте (Черное море)

УДК 593.12:591.91(262.5)

О. В. Аникеева

Институт биологии южных морей НАНУ, г. Севастополь, Украина, E-mail: ani@ibss.iuf.net

Ключевые слова: Allogromiidae, Saccamminidae, видовое разнообразие, Черное море

SPECIES COMPOSITION AND DISTRIBUTION OF SOFT-SHELLED FORAMINIFERA (ALLOGROMIIDAE AND SACCAMMINIDAE)
IN THE SEVASTOPOLBAY (THE BLACKSEA)

O. V. Anikyeyeva

Institute of Biology of the Southern Seas NASU, Sevastopol, Ukraine, E-mail: ani@ibss.iuf.net

Key words: Allogromiidae, Saccamminidae, species diversity, the Black Sea

Фораминиферы являются одной из наиболее многочисленных групп мейофауны Черного моря. Формы с твердой раковиной (кальцинированные, песчанистые) для данного водоема изучены довольно хорошо – известно около 80 видов (Янко, Воробьева, 1991). Первые сведения о широком распределении мягкораковинных фораминифер в Черном море датируются концом прошлого века (Сергеева, Колесникова, 1996). В настоящее время описано уже пять новых для вышеуказанного водоема видов мягкораковинных фораминифер (Sergeeva, Anikyeyeva, 2004; Аникеева, 2005) из семейств Allogromiidae и Saccamminidae.

Материалом для данной работы послужили пробы донных осадков, собранные ежемесячно в течение 2002 года с четырех станций в Севастопольской бухте. Станции приурочены к одинаковым глубинам (8–10 м) и однотипному субстрату (пелитовый ил) за исключением Ст. 1, на которой грунт более крупнозернистый, с примесью ракуши (мягкораковинные фораминиферы на этой станции найдены не были). Отбор проб донных осадков для изучения мейобентоса осуществляли бюксом (S = 18,1 см2) с поверхности грунта, поднятого дночерпателем Петерсена (S = 0,025 м2). Образцы донных осадков фиксировали в спирте (75 %) и промывали через серию сит (размер ячеи нижнего сита – 64 мкм). Промытые пробы грунта окрашивали Бенгальским розовым, после чего анализировали под микроскопом.

Анализ полученных данных показал неравномерность в распределении мягкораковинных фораминифер на станциях исследования. На Ст. 4 численность мягкораковинных фораминифер была высокой в течение всего года и составляла до нескольких сотен тысяч экз./м2, тогда как на Ст. 2 численность объектов варьировала в пределах от 0 (в июле) до нескольких десятков тысяч экз./м2. Наименьшие значения численности данных организмов приходились на Ст. 3, где с января по апрель мягкораковинные фораминиферы в пробах вообще не встречались, а в июне их максимальное количество составляло всего 5,5 тыс. экз./м2.

Такое неравномерное распределение МФ на станциях исследования в Севастопольской бухте может зависеть от содержания в донных осадках хлороформного битумоида (Аникеева, 2005), отражающего величину нефтяного загрязнения. С увеличением его концентрации до 3 % наблюдается уменьшение численности исследуемых организмов (Ст. 3). При минимальном же содержании (0,5 %) хлороформного битумоида в верхнем слое грунта (Ст. 4) численность мягкораковинных фораминифер остается высокой на протяжении всего года.

Видовой состав мягкораковинных фораминифер в исследуемом регионе был представлен 8 морфотипами, из которых 4 идентифицированы до вида, остальные – до рода. Доминирующим видом на протяжении года оставался Psammophaga simplora Arnold, 1982. На его долю в среднем приходилось около 75 % от общего количества МФ.

На Ст. 4 P. simplora встречался в пробах ежемесячно. Его численность варьировала на протяжении всего срока исследования, причем пик ее приходился на март (343 тыс. экз./м2) и декабрь (349 тыс. экз./м2). Возможно, это связано с периодами бурного размножения представителей данного вида, так как в популяциях в эти месяцы отмечено большое количество мелкоразмерных особей. Наименьшее количество P. simplora было отмечено в феврале (24 тыс. экз./м2). В остальные месяцы численность P. simplora менялась скачкообразно и составляла от 69 до 267 тыс. экз./м2.

На Ст. 2 численность P. simplora была относительно стабильной с февраля по апрель (42–45 тыс. экз./м2). К маю–июню наблюдалось снижение плотности поселений данного вида (3,3 тыс. экз./м2), а в июле–августе он вообще не встречался. С сентября по ноябрь численность P. simplora была минимальной и составляла 1,7 тыс. экз./м2, а в декабре достигала 39 тыс. экз./м2. На Ст. 3 P. simplora был обнаружен только в июне и декабре и не превышал 1,1 тыс. экз./м2.

Субдоминирующий вид Vellaria pellucidus Gooday, 1992 встречен на всех станциях исследования и составлял в среднем 12,4 % от общего количества мягкораковинных фораминифер. На Ст. 2 данный вид обнаружен только в феврале (550 экз./м2), июне (1,7 тыс. экз./м2) и августе (550 экз./м2). На Ст. 4 V. pellucidus встречался с марта по июнь, а затем – в августе, плотность его поселений варьировала от 0,5 до 2,7 тыс. экз./м2. На Ст. 3 данный вид представлен в июне, июле и сентябре (численность – в тех же пределах, как и на Ст. 4).

Нами также обнаружен неизвестный представитель мягкораковинных фораминифер, который мы описали как новый для науки вид Tinogullmia luk’yanovae (Gooday et al., в печати). Его пространственное и временное распределение было неравномерным: данный вид обнаружен только на Ст. 2, причем в апреле его численность составляла 3,3 тыс. экз./м2, а в мае, июне, августе и сентябре – 0,5 тыс. экз./м2. В остальные месяцы вышеназванный вид на данной станции отмечен не был.

Другие представители семейств Allogromiidae и Saccamminidae, принадлежащие к родам Psammophaga и Vellaria, в течение года встречались редко и в единичных экземплярах.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 20-22.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники