Роль зообентоса и зоопланктона в питании леща (Abramis brama) Краснодарского водохранилища

УДК 597.556.331.1:591.13

З. Д. Блохина

Краснодарский НИИ рыбного хозяйства, г. Краснодар, Россия, E-mail: zemf@hotbox.ru

Ключевые слова: зообентос, зоопланктон, бентофаг

ROLE OF ZOOBENTHOS AND ZOOPLANKTON
IN THE BREAM’S (ABRAMIS BRAMA) FEEDING
IN THE KRASNODAR RESERVOIR

Z. D. Blokhina

Krasnodar Research Institute of Fish Industry, Krasnodar, Russia, E-mail: ani@ibss.iuf.net

Key words: zoobenthos, zooplankton, benthophage

Решение вопросов, связанных с направленным формированием ихтиофауны водоемов, тесно связано с питанием рыб в экологическом и физиологическом аспектах. Первый предусматривает изучение потребления пищи рыбой, второй – превращение потребленной пищи внутри организма и установление ряда физиологических закономерностей.

До настоящего времени питанию промысловых видов рыб (сазана, судака, берша) посвящен ряд работ, но о питании леща сведений недостаточно, поэтому рассмотрение этого вопроса представляет не только теоретический, но и практический интерес.

Качественный состав пищи леща включает почти все группы кормовых организмов, обнаруженные в зоопланктоне и зообентосе, причем существенного различия в характере питания по годам не наблюдается.

Наиболее узкий спектр питания у сеголеток. Основным кормом служит зоопланктон при доминирующей роли ветвистоусых ракообразных (43,0 %), на втором месте по значимости (21,5 %) находятся веслоногие ракообразные, на третьем (10,0 %) – коловратки. На ранних стадиях развития (до 50 мм) лещ питается коловратками и босминами. По мере роста наиболее часто в пище встречается Cyclops strenuous Fischer, C. vicinus Uljan, Daphnia cuculata Sars, D. longispina Muller, Chydorus sphaericus Muller. С увеличением размеров в рационе появляются мелкие формы личинок хирономид (9,7 %), олигохеты (0,5 %) и частички вегетирующей растительности (0,9 %). Из бентосных организмов доминировали Chironomus plumosus L. и Ch. somiredictus Lenz.

На втором и третьем годах жизни пищевой рацион более разнообразен и включает кладоцер, копепод, кумовых раков, личинок хирономид, олигохет, мизид, трубочников и других насекомых. В 2–2,5 раза возрастает роль детрита. Из зоопланктонных организмов превалируют дафнии. Удельный вес бентосных организмов достигает 22,6–29,9 %.

В возрасте трех–четырех лет спектр питания леща расширяется и в пищевом рационе появляются практически все кормовые организмы, при этом в целом снижается удельный вес зоопланктонных и возрастает – бентосных организмов.

В пятилетнем возрасте почти вдвое (с 16,3 до 32,6 %) увеличивается роль детрита. В весенний период регистрируется потребление икры и личинок карповых рыб, а в летнее время – весьма интенсивное потребление водных насекомых.

В возрасте 6 лет в спектре питания леща зарегистрировано 16 компонентов и наиболее предпочтительными были личинки хирономид (22,8 %), детрит (29,5 %). Все остальные компоненты пищевого рациона не превышали 0,7 % (личинки и икра рыб); 10.2 % составили «воздушные насекомые», ручейники и другие организмы, отнесенные в группу «прочих».

Характер питания леща семилетнего возраста близок к шестилеткам, в рационе не обнаружены икра и личинки рыб, что связано, по-видимому, с питанием рыб в более глубоководных зонах, не совпадающих с местами нереста фитофильных рыб. Наиболее узкий спектр питания у рыб в возрасте семи–восьми лет – всего 8 компонентов. Основу питания составляют личинки хирономид (27,8–28,4 %) и детрит (36,0–44,0 %). На третьем месте находится потребление вегетирующей и прошлогодней растительности – 9,2–10,2 %.

Таким образом, анализ питания показал, что лещ Краснодарского водохранилища относится к бентофагам с широким спектром питания. Специфика питания зависит от возраста особей: у младших возрастных групп доминируют зоопланктонные, у старших – личинки хирономид. Однако уже на первом году жизни в рационе существенную роль играет детрит и по мере роста значимость его возрастает.

Несмотря на своеобразный характер питания, упитанность леща, рассчитанная по Краснодарскому водохранилищу, относительно высокая, в среднем для популяции 2,5. Наиболее высокая она у сеголеток – 5,9. По мере роста упитанность уменьшается и минимальна (1,2) в период массового полового созревания особей. В возрасте пяти–семи лет упитанность несколько увеличивается (до 1,5–1,9), а в старших возрастах заметно уменьшается (до 1,2–1,3), что связано, видимо со старением организма.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 67-68.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники