Исследование динамики популяции судака (Stizostedion lucioperca) в северной части Ладожского озера

УДК 597.55

Ю. В. Костылев*, А. П. Георгиев**

*Северный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства
Петрозаводского государственного университета, г. Петрозаводск, Россия,
**Институт водных проблем Севера Карельского НЦ РАН, г. Петрозаводск, Россия,
E-mail: a-georgiev@mail.ru

Ключевые слова: судак, возраст, динамика численности, уловы

research of population dynamics
of European pike-perch (STIZOSTEDION LUCIOPERCA)
in the northern part of LadozhskoyeLake

Yu. V. Kostylev*, A. P. Georgiev**

*North Research Institute of Fish Industry, Petrozavodsk State University, Petrozavodsk, Russia,
**Institute of the North Water Problems, Karelsky SC RAS, Petrozavodsk, Russia,
E-mail: a-georgiev@mail.ru

Key words: zander, age, number dynamics, commercial catch

Судак (Stizostedionlucioperca (L.)) является одной из основных промысловых рыб в Ладожском озере. В северной (карельской) части озера среднегодовой учтенный промысловый его вылов за последние 5 лет составил около 95 т, что составляет почти четверть общего объема рыбодобычи в этой части водоема. Еще большее количество (приблизительно в 5 раз больше) судака вылавливают в акватории ленинградской части озера, притом в том же соотношении его вылова к вылову всей рыбопродукции. Биотоп североладожского судака примыкает к северной границе естественного ареала обитания этого вида, что накладывает определенный отпечаток на ряд его эколого-биологических особенностей. В частности, сроки наступления половозрелости у ладожского судака более поздние, чем у судака центральной и южной области. У самцов массовая половозрелость наступает на пятом (4+) году жизни, у самок – на шестом–седьмом (5+–6+). У судака же более южных районов массовая половозрелость наступает на четверном и даже третьем году (Суворов, 1948; Танасийчук, 1974). Более поздними, по сравнению с вышеуказанными областями, у ладожского судака наблюдаются и сроки самого нереста – во второй половине июня или даже июля, в то время как для более южных акваторий водоема они приходятся на май, а порой даже и на март–апрель (Чугунова, 1949).

Характерной особенностью популяции ладожского судака является и более длительный возрастной ряд (до 20 лет и более), тогда как в более южных районах он обычно не превышает 10 лет (Чугунова, 1949; Никольский, 1971). У судака географически близкого района – Онежского озера он достигает даже 31 год (Кудерский и др. 1984). По темпам размерно-весового роста ладожский судак отстает от судака более южных районов, но опережает судака Онежского озера; средние же размерно-возрастные показатели, половозрелость, упитанность у судака Ладожского озера и других водоемов существенных различий не обнаруживают.

Динамику численности популяции промысловых рыб при относительной стабильности промысловой базы с большей или меньшей степенью точности может отразить величина годовых уловов. Если проанализировать динамику промысловых уловов судака северной Ладоги в многолетнем аспекте, а именно за последние 60 лет, то для него, как и для многих других промысловых рыб, можно отметить ряд подъемов и спадов в их вылове. В зависимости от продолжительности проявления этих флуктуаций некоторые исследователи (Кудерский, Печников, Шимановская, 1997) характеризуют их как долгопериодные и короткопериодные колебания уловов. Короткопериодные колебания уловов можно связать с урожайностью поколений одного или нескольких смежных лет, обусловленной, в свою очередь, рядом естественных факторов (гидрологическим режимом, степенью развития кормовой базы, паразитологической ситуацией и т. п.). Долгопериодные колебания уловов обычно связываются с изменением продукционного потенциала водоема в целом, также предопределяемым многолетней динамикой воздействия естественных факторов. Но, говоря о влиянии естественных факторов на периодичность колебаний уловов, следует учитывать то обстоятельство, что на протяжении многих десятилетий Ладожское озеро подвергается интенсивному антропогенному воздействию. Степень этого влияния настолько высока, что неизбежно приходится вносить существенные коррективы в интегрирующий результат воздействия естественных факторов, причастных к формированию продукционного потенциала экосистемы в целом и ихтиоценоза в частности.

В динамике вылова судака в северной части Ладожского озера за многолетний период (1946–2004 гг.) можно выделить следующие этапы. Первый долгопериодный этап низких уловов – 1946–1963 гг., когда среднегодовой вылов судака составлял лишь 18,5 т. Этот продолжительный по времени (18 лет) этап связан с послевоенным восстановлением и развитием промысла, а также с крайне негативными последствиями широкомасштабного использования (до середины 1950-х гг.) мелкоячеистых тралов, отлавливающих большое количество молоди и неполовозрелых рыб и приблизивших промысел к состоянию перелова. Второй, кратковременный (1964–1966 гг.), – этап повышения уловов, когда среднегодовой вылов поднялся до 70 т. Наиболее вероятной причиной этого является повышение численности популяции путем появления высокоурожайных поколений. Третий этап (1967–1972 гг.) также связан с урожайностью поколений – этап снижения уловов (до 36,3 т в год). Четвертый этап (1973–1992 гг.) – период высоких и стабильных максимальных уловов, (99,4 т в год). Это связано с позитивными последствиями прекращения тралового рыболовства и внедрением на водоеме ряда других рыбоохранных мероприятий, а также с благоприятными возможностями кормовой базы, а именно ростом продукции ряпушки и корюшки – основных объектов питания судака. Пятым этапом (1993–1998 гг.), если базироваться на данных промысловой статистики, является этап снижения уловов (среднегодовой вылов опустился до 43,5 т, то есть снизился, по сравнению с предыдущим этапом, более чем вдвое). Причины этому следует искать не столько в снижении промзапасов судака, сколько в негативных последствиях развала централизованного промысла и недостоверности данных промысловой статистики. Шестой этап (с 1999 г. по настоящее время) характеризуется ростом вылова судака (до 95,8 т в год), что может быть связано с улучшением работы органов промысловой статистики, а также с сохранением на достаточно высоком и стабильном уровне продукционного потенциала кормовой базы.

Если в динамике уловов за многолетний период можно видеть значительные колебания, то основные биологические параметры (размерно-весовые показатели, линейно-весовой рост, возрастной состав и др.) последних лет при сравнении с аналогичными показателями довоенного периода (Ефимова, 1939) значительных отклонений не обнаруживают.

Анализ структуры уловов судака позволяет сказать, что в целом его популяция и промысловые запасы находятся в удовлетворительном состоянии, хотя антропогенный пресс на этот объект рыбодобычи остается очень интенсивным – фактический вылов (по экспертным оценкам) был близок к рекомендованным нормативам, расчетные коэффициенты вылова в некоторых возрастных группах приблизились или даже превышали коэффициенты естественной смертности.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 76-78.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники