Влияние антропогенной трансформации степей Украины на природные очаги туляремии

УДК 036.21:[616.98 + 579.841.52]

И. Т. Русев

Украинский научно-исследовательский противочумный институт им. И. И. Мечникова,
г. Одесса, Украина, E-mail: wildlife@paco.net

Ключевые слова: антропогенная трансформация, туляремия, природные очаги, эпизоотии, носители и переносчики возбудителя

INFLUENCE OF STEPPE ANTHROPOGENIC TRANSFORMATION
IN UKRAINE ON ACTIVITY OF NATURAL FOCI OF TULARAEMIA

I. T. Rusev

Mechnikov Ukrainian Antiplague Research Institute, Odessa, Ukraine,
E-mail: wildlife@paco.net

Key words: Francisella tularensis, natural foci, carriers of infection, epizooty, ecosystems, anthropogenic transformation

Туляремия – одна из наиболее широко распространенных природноочаговых инфекций в Украине. Она относится к числу инфекций, не имеющих строгой приуроченности к какой-либо определенной ландшафтно-географической зоне. Об этом свидетельствует наличие очагов туляремии во всех ландшафтных зонах Европы и Азии, за исключением зоны арктических пустынь. Изученность пространственной и биоценотической структуры природных очагов этой инфекции на Украине до настоящего времени остается относительно слабой. При этом особого внимания заслуживают очаги степной зоны, как наиболее подвергнутой кардинальному антропогенному преобразованию.

Существование природных очагов зависит от комплекса природно-климатических условий. В природных очагах, размещенных на первичных ландшафтах, сочлены патогенного биоценоза находятся под воздействием постоянных природно-климатических условий, сформированных в далеком прошлом, которые способствуют сохранению основных сочленов паразитарной системы – возбудителя, носителя и переносчика. Здесь сохраняются экологические взаимодействия в сложившемся паразитарном биоценозе и внутриочаговые связи. В таких условиях природный очаг туляремии как целостная паразитарная система существует длительное время без заметных изменений, проявляя себя посредством эпизоотий среди основных и второстепенных носителей возбудителя, к которым следует отнести, прежде всего, мышь домовую Mus musculus Linnaeus, 1758, мышь курганчиковую Mus spicilegus Peteny, 1882, полевку обыкновенную Microtus arvalis Pallas, 1778, хомячка серого Cricetulus migratorius Pallas, 1773, хомяка обыкновенного Cricetus cricetus Linnaeus, 1758 и зайца–русака Lepus europaeus Pallas, 1778.

Типичные степные ландшафты Украины в прошлом занимали около 32 % территории страны. Однако со второй половины ХVIII столетия степи начали испытывать нарастающий экологический кризис. Известно, что среди всех природных зон степи претерпели наиболее жестокую антропогенную трансформацию. А следствием всех кризисных этапов явилось то, что в настоящее время от истинных степей в Украине сохранилось не более 1 % (Warner, 2001).

Первый кризис был зарегистрирован в период массовой сельскохозяйственной колонизации 1763–1861 гг. (Елизаров, 1998). Основные черты этапа сельскохозяйственной колонизации: беспорядочное освоение диких земель, быстрая распашка огромных территорий европейской лесостепи и степи, очень высокие урожаи при примитивной технике, господство переложной системы, перепроизводство и экспорт зерна. Однако еще сохраняются большие площади степных ландшафтов, где неизменно существует дикая фауна и природные очаги.

Следующий кризис степной зоны начался в 1861 г. с началом земельной реформы и продолжался до 1892 г. Долгосрочным последствием реформы 1861 г. стало ухудшение условий производства сельскохозяйственной продукции, вызванное чисто экологическими причинами: сведением лесов, распашкой склонов и прибрежных полос, приречных земель, имеющих водоохранное значение, резким ростом овражной эрозии, падением почвенного плодородия. Площадь дикой степи в результате этого этапа значительно сократилась. Были разорваны неперырвные ареалы ряда видов носителей возбудителя.

Очередным этапом кризиса степей стали 1892–1960 гг. Ответом на кризис сельского хозяйства стал первый в истории стратегический план оптимизации степного природопользования – Докучаевский план борьбы с засухой. Наиболее интенсивно работы по peaлизании Докучаевского плана проводились в начале ХХ столетия. Вторая серьезная кампания по его выполнению была проведена в 1948–1953 гг. в виде «Сталинского плана преобразования природы». Он выражен в постановлении 20 октября 1948 года «О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких и устойчивых урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР». Однако в 1953 г. работы по лесомелиорации были прекращены и, в целом, сталинский план был свернут, а в 1954–1960 гг. произошла быстрая массовая распашка большинства оставшихся целинных территорий. Именно в этот период была освоена значительная часть степных участков Украины. И к середине 1960-х гг. уже сформировался современный ландшафт степной зоны Украины.

На этом фоне во второй половине ХХ столетия в сельском хозяйстве стали интенсивно использовать химизацию, что усилило депрессию популяций ряда типичных представителей степной биоты – хомяков, сусликов, зайцев. Местами (стациями) переживания для многих видов стали сохранившиеся от распашки склоны, балки, отдельные поймы малых рек. Там же сохранялись и наиболее благоприятные для туляремии паразитоценозы – ценозы гнездово-норовых и пастбищных клещей.

Таким образом, начиная со второй половины XVIII столетия и до 1960-х гг. в степной зоне Украины происходил непрерывный экологический кризис, полностью изменивший истинный облик степей: характер гидрологической сети, флору и фауну прежних степных экосистем.

При кардинальном изменении структуры и функции степей в границах природных очагов туляремии полностью была нарушена исходная экологическая основа очаговости, уничтожались основные носители и переносчики, на огромных территориях безвозвратно разрушались внутриочаговые связи, разрушались активные центры очаговости и прерывалась связь между микроочагами. В таких условиях происходило самоочищение от патогенного биоценоза. Все эти антропогенные изменения играли важнейшую роль в становлении, пространственном распределении, формировании биоценотической структуры и механизма энзоотии природных очагов туляремии в степной зоне. Между тем, следует однозначно констатировать, что природные очаги не исчезли (Бощенко и др., 2004). И периодически они напоминают о себе в результате эпизоотийного проявления или эпидемических вспышек.

В настоящее время природные очаги туляремии проявляют себя эпидемически только в годы высокой численности ведущих носителей возбудителя, таких как мышь курганчиковая, полевка обыкновенная и заяц–русак. В годы повышенной их численности указанные виды мышевидных грызунов, а также зайцы активно передвигаются по территории. Это приводит к многочисленным внутрипопуляционным и межвидовым контактам, перемешиванию особей, принадлежащих к разным микропопуляционным группировкам, активному обмену паразитофауной и постоянному обновлению биоценотической структуры очага. Все интенсивные вспышки, массовые «выплески» зверьков из первичных мест размножения обеспечивают инвазию животных в благоприятные места обитания и очень быстрое в результате этого формирование дочерних очагов размножения. Такие новые центры размножения формируются, как правило, в агроценозах, где нарушены агротехнические приемы возделывания культур. Усиливает такие особенности грызунов целая система внешних факторов, к которым на первое место относят солнечную активность, периодически проявляющуюся через 11, 22 и более лет. После эпизоотийного всплеска численность грызунов резко падает, и возбудитель сохраняется в гидроморфных равнинах, в глубоких норах обыкновенного хомяка, либо в иных объектах наземных, подземных или водных экосистем (Бощенко и др., 2004).

Таким образом, коренная антропогенная трансформация степных ландшафтов привела к кардинальному изменению структуры, функций и пространственного распределения природных очагов туляремии в Украине. Последнее следует учитывать при районировании эпидемического проявления активности природных очагов и разработке подходов к их мониторингу, профилактике заболеваний и управлению природноочаговыми инфекциями.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 153-155.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники