Роль ксилофагов в сукцессиях ненарушенных кедровников верхней части горно-лесного пояса Алтая

УДК 574.42+591.531.12

Д. А. Демидко

Институт мониторинга климатических и экологических систем, Россия,
Е-mail: sawer_beetle@mail.ru

Ключевые слова: ксилофаги, кедр, граница леса, субальпика

ROLE OF XYLOPHAGES IN THE SUCCESSIONS
OF intact SIBERIAN STONE PINE forests
of ALTAI TIMBERLINE AND SUBALPINE beltS

D. A. Demidko

Institute of Monitoring of Climatic and Ecological Systems, Russia, Е-mail: sawer_beetle@mail.ru

Keywords: xylophages, Siberian stone pine, subalpine belt, timberline

За время существования науки о лесе накоплен огромный массив данных о ксилофагах и их роли в лесных сообществах, нарушенных какими-либо катастрофическими факторами. В то же время исследования их роли в неповрежденных лесах гораздо менее многочисленны; этому вопросу и посвящена данная статья. Теоретическая важность подобных работ очевидна. С практической же точки зрения подобные данные могут и должны лечь в основу критериев, позволяющих отделить участки леса, потерявшие устойчивость, от участков, сохранивших ее.

Материал собран на территории Алтайского государственного природного заповедника (южная оконечность оз. Телецкое). Также данные дополнены сборами на постоянном пункте учета, заложенном на хр. Тонгош. С точки зрения лесорастительного районирования, прителецкая тайга расположена в пределах подпровинции Северный Алтай, а Тонгош – подпровинции Юго-Восточный Алтай, но кедровники от высоты 1500–1600 м над уровнем моря находятся в сходных условиях и подчиняются одинаковым закономерностям (Леса Горного Алтая, 1965), что дало возможность рассмотреть их вместе.

Всего в перечет включено 885 деревьев кедра Pinus sibirica Du Tour из 6 пунктов учета. Четыре из них находятся в пределах субальпийского подпояса горно-лесного пояса, два – на верхней границе леса. По габитусу деревьев наблюдается переход от криволесья и «кулис» на границе вида к правильной древовидной форме, характерной для субальпийских кедровников.

Исследования видового состава ксилофагов кедра прителецкой тайги на данный момент не завершены. Наиболее характерными видами, участвующими в формировании комплекса стволовых вредителей, являются Melanophila acuminata De Geer, 1774 (Buprestidae), Acmaeops septentrionis Thomson, 1866, Monochamus sutor Linnaeus, 1758 (Cerambycidae), Hylurgops glabratus Zetterstedt, 1828, Xylechinus pilosus Ratzeburg, 1837 и Pityogenes conjunctus Reitter, 1887 (Scolytidae). В целом видовой состав можно считать довольно типичным для данного региона.

По активности ксилофагов резко выделяются древостои, расположенные на верхней границе леса. В зоне криволесья следы деятельности стволовых вредителей отмечались спорадически. С обдирами связаны поселения короеда Pityogenes conjunctus в зоне «кулис», где им заселено или отработано 4,2 % всех деревьев кедра. В Сибири этот вид типичен для высокогорий (от 1500 м над уровнем моря и выше), экологически приурочен к кедру (заселяет подрост, а также ветви, область тонкой и переходной коры более крупных деревьев). Нападать он способен только на ослабленные деревья (Гречкин, 1962; Черепанов, 1965).

В пределах субальпийского подпояса ксилофагами заселено или отработано 6,8 % стоящих на корню деревьев кедра. Взаимодействие популяций ксилофагов с древостоем может проходить по двум сценариям.

Согласно первому из них, заселяются в первую очередь деревья подчиненных ярусов. Первопричиной ослабления является конкуренция со стороны более крупных деревьев. Ксилофаги в таких случаях способны отработать до трети жердняка и крупного подроста в насаждении. Но присутствие погибших деревьев с высохшим уже лубом и без следов их поселения позволяет говорить, что отмирание, по крайней мере, в некоторых случаях, происходит без их участия. На деревья главного яруса приходится менее 10 % от общего числа стволов, заселенных ксилофагами. Эти деревья заселяются по местному типу.

Второй сценарий диаметрально противоположен. Около 80 % деревьев, подвергшихся нападению ксилофагов, входит в состав главного яруса. Как и в предыдущем случае, заселение проходит преимущественно по местному типу (по сухобочинам, обдирам, вдоль трещин). Заселение по общему типу деревьев, остающихся на корню, встречается редко. Насаждения, в которых реализуется этот сценарий, характеризуются интенсивным отмиранием деревьев основного полога, что создает благоприятную почву для их атак ксилофагами.

Первый сценарий развивается в насаждениях с полнотой не ниже 0,5, в которых деревья главного яруса, в целом, находятся в хорошем состоянии. При этих условиях наблюдается очень сильное угнетение ими подроста и жердняка, которые в результате становятся мишенями атак ксилофагов. Второй же свойственен изреженным насаждениям с ослабленными деревьями главного яруса, которые и поражаются в первую очередь. Более же мелкие особи, в условиях ослабленной конкуренции со стороны крупных деревьев, вполне устойчивы к ксилофагам.

В ненарушенных субальпийских кедровниках ксилофаги используют в качестве субстрата для поселения угнетенный тонкомер, сломленные сучья и побеги, отмирающие нижние ветви, вываленные и погибшие на корню деревья, а также небольшие участки живых стволов, пострадавшие от различных механических воздействий. В последнем случае зона поселения ограничивается поврежденной частью ствола. Ее расширения, ведущего к скорой гибели дерева, свойственного в определенных условиях отдельным видам ксилофагов, в данном случае не происходит.

Таким образом, в насаждении роль комплекса ксилофагов сводится к уничтожению ослабленных кедров. Они либо элиминируют гибнущие деревья, заселяя их по общему или комлевому типам, либо заселяют по местному или вершинному типам поврежденные другими факторами, ослабляя их далее и способствуя проникновению в древесину патогенных грибов. По мнению Г. В. Линдемана (1986), такой тип взаимоотношений складывается между популяциями ксилофагов и здоровыми древостоями. Неспособность ксилофагов формировать повышенно-плотные популяции заключается, видимо, в неблагоприятных для них климатических условиях субальпийского подпояса (Яновский, 1993).

На основании имеющихся данных можно сделать вывод о незначительной роли ксилофагов в качестве самостоятельного фактора сукцессии субальпийских кедровников Алтая в сравнении с возбудителями гнилей или конкуренцией (Демидко, 2005). Их роль заключается в ускорении отмирания уже ослабленных деревьев. По мере перехода от типичных субальпийских лесов через «кулисы» к криволесью на верхней границе леса эта роль снижается вплоть до почти полного исчезновения влияния ксилофагов на сукцессионные процессы.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 255-257.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники