Биоразнообразие, экология и зоогеографическая характеристика божьих коровок (Сoleoptera: Сoccinellidae) Одесской области

УДК 595.763.7 (477–74)

В. В. Поляк*, В. Г. Дядичко**, В. А. Трач***

*Инженерно-технологический институт «Биотехника», г. Одесса, Украина,
**Украинский научный центр экологии моря, г. Одесса, Украина,
***Одесcкий национальный университет им. И. И. Мечникова, г. Одесса, Украина,
E-mail: listoed@rambler.ru

Ключевые слова: божьи коровки, Coccinellidae, биоразнообразие, Одесская область

BIODIVERSITY, ECOLOGY AND ZOOGEOGRAPHY
OF LADY‑BEETLES (COLEOPTERA: COCCINELLIDAE)
OF ODESSA REGION

W. Polyak*, V. Dyadichko**, V. Trach***

*Institute of Biotechnics, Odessa, Ukraine,
**Ukrainian Scientific Center of Sea Ecology, Odessa, Ukraine,
***Mechnikov Odessa National University, Odessa, Ukraine, E-mail: listoed@rambler.ru

Key words: lady–beetles, Coccinellidae, biodiversity, Odessa region

Божьи коровки (Coccinellidae) являются важным звеном во многих биоценозах.
Несмотря на существенное практическое значение данной группы, коровки юга Правобережной Украины изучены недостаточно. Специальные исследования этих жуков проводились Н. П. Дядечко (1954), отдельные сведения имеются также в работах Д. В. Знойко (1929) и Е. А. Куликовского (1908). Всего вышеуказанными авторами приводятся до 30 видов кокцинеллид. За последние полстолетия территория Одесской области подверглась существенному антропогенному воздействию, что привело к трансформации местообитаний, изменению качественного состава фауны и экологии кокцинеллид.

Материалом для данной работы послужили жуки–кокцинеллиды, собранные авторами в 1999–2005 гг. в следующих пунктах Одесской области: г. Одесса и прилегающие к нему территории в радиусе 30 км, окр. с. Долинское Ананьевского р-на, окр. ж/д платформы «Кодыма» Кодымского р-на, в долине р. Тилигул близ ж/д платформ «Викторовка» и «1214 км», в Березовском лесу (окр. г. Березовка), на пойменных лугах и склонах Тилигульского лимана в окр. с. Волково Березовского р-на, в плавнях рек Днестр и Турунчук, на склонах оз. Ялпуг в окр. сел Криничного и Виноградовки Болградского р-на, в долине р. Большой Куяльник в окр. с. Севериновка Ивановского р-на, окр. г. Измаила, на берегу Черного моря в окр. с. Приморского и на склонах оз. Китай близ с. Старые Трояны Килийского р-на, в окр. г. Рени, на пойменных лугах на берегах Дуная и склонах оз. Кагул. В Одессе сборы проводились в парковых насаждениях у моря.

Для сбора жуков применяли метод кошения, стряхивания с деревьев и ручной сбор.
На зимовке (с конца октября по март) коровок собирали в подстилке и под отставшей корой деревьев. Общий объем исследованного материала близок к 15 тыс. экз.

В результате проведенных исследований в регионе установлено наличие 43 видов Coccinellidae (один из которых приводится по литературным данным – Lithophilus connatus), относящихся к 3 подсемействам, 10 трибам и 29 родам, что составляет более половины фауны Украины: Lithophilus connatus (Panzer, 1796), Subcoccinella vigintiquatuorpunctata (Linnaeus, 1758), Stethorus punctillum Weise, 1891, Scymnus (s. str.) apetzi Mulsant, 1846, S. (s. str.) frontalis (Fabricius, 1787), S. (s. str.) nigrinus Kugelann, 1794, S. (s. str.) rubromaculatus (Goeze, 1777), S. (Nephus) quadrimaculatus (Herbst, 1783), S. (N.) rettenbacheri (Mulsant, 1846), S. (Pullus) testaceus Motschulsky, 1837, S. (P.) subvillosus (Goeze, 1777), Clitostethus arcuatus (Rossi, 1794), Hyperaspis reppensis (Herbst, 1783), H. campestris (Herbst, 1783), Chilocorus bipustulatus (Linnaeus, 1758), Exochomus quadripustulatus (Linnaeus, 1758), Ex. flavipes (Thunberg, 1784), Coccidula scutellata (Herbst, 1783), C. rufa (Herbst, 1783), Adonia variegata (Goeze, 1777), Hippodamia tredecempunctata (Linnaeus, 1758), H. septemmaculata (De Geer, 1775), Anisosticta novemdecimpunctata (Linnaeus, 1758), Bulaea lichatschovi (Hummel, 1827), Tytthaspis sedecimpuncata (Linnaeus, 1758), Adalia bipunctata (Linnaeus, 1758), A. decempunctata (Linnaeus, 1758), Coccinella quinquepunctata Linnaeus, 1758, C. saucerotti lutshniki Dobzhansky, C. septempunctata Linnaeus, 1758, C. undecimpunctata Linnaeus, 1758, C. distincta Faldermann, 1837, Coccinula quatuordecimpustulata (Linnaeus, 1758), Synharmonia conglobata (Linnaeus, 1758), Harmonia quadripunctata (Pontoppidan, 1763), Calvia quatuordecimguttata (Linnaeus, 1758), C. decimguttata (Linnaeus, 1758), Propylaea quatuordecimpunctata (Linnaeus, 1758), Anatis ocellata (Linnaus, 1758), Halyzia sedecimguttata (Linnaus, 1758), Vibidia duodecimguttata (Poda, 1761), Thea vigintiduopunctata (Linnaeus, 1758), Aphidecta obliterata (Linnaeus, 1758).

Существует два основных подхода к классификации экологических групп кокцинеллид: по кормовым объектам (трофический) и по биотопическому распределению. На распределение божьих коровок, как и других организмов, влияет множество условий среды, таких как рельеф, освещенность, температура, влажность, растительность, количество и качество корма и др. Как показали исследования А. В. Мизера (1969, 1974), С. И. Медведева (1954) и Н. П. Дядечко (1954), важнейшим из них является влажность, которую оценивают по связанному с ней физиогномическому портрету растительности. По этому признаку А. В. Мизер (1974) разделяет кокцинеллид на 7 групп; все они представлены и в регионе: 1) луговые мезофилы; в наших сборах представлены 5 видами (11,6 % от общего числа видов); 2) степные мезофилы – 6 видов (13,9 %); 3) лесные мезофилы – 18 видов (41,9 %); 4) эврибионтные мезофилы – 3 вида (7,0 %); 5) гигрофилы – 5 видов (11,6 %); 6) степные ксерофилы – один вид B. lichatschovi (2,3 %); 7) эврибионты – 4 вида (9,3 %).

Для многих видов коровок характерна смена стаций. Различают широтную, меридиональную и сезонную смену.

Яркий пример широтной смены демонстрирует S. nigrinus. По данным Н. П. Дядечко (1954), этот вид населяет сосновые леса, и, таким образом, ведет себя как лесной мезофил. В Одесской области вид обитает на лугах в низовьях реки Большой Куяльник и является луговым мезофилом.

Меридиональная смена стаций отмечена для C. s. lutschniki. В районе исследований этот вид является гигрофилом, в то время как на той же широте Левобережной Украины, по данным А. В. Мизера (1974), он ведет себя как луговой мезофил.

Наряду с влажностью, немаловажную роль играет характер растительности. Если для фитофагов наибольшее значение имеет вид растения, то для хищников, как правило, более важна жизненная форма растений (дерево, травянистое растение), так как она определяет качественный и количественный состав их кормовых объектов. По отношению к предпочитаемой растительности божьи коровки региона делятся на три группы: 1) таксоны, приуроченные к травянистым растениям – 24 вида (55,8 %); 2) таксоны, приуроченные к древесным растениям – 14 видов (32,5 %); 3) таксоны, индифферентные к растительности – четыре вида (9,3 %).

Кокцинеллиды, как правило, характеризуются широким спектром питания, поэтому в основе их трофической классификации лежат наиболее предпочитаемые кормовые объекты: 1) фитофаги S. vigintiquatuorpunctata и B. lichatschovi составляют 4,6 %; 2) мицетофаг Th. vigintiduopunctata (2,3 %) поедает мучнистую росу; 3) акарифаг S. punctillum (2,3 %) – специализированный хищник паутинных клещиков; 4) афидофаги – наиболее многочисленная группа, представлена в регионе 30 видами, что составляет (69,8 %); 5) кокцидофаги представлены 9 видами (20,9 %). Следует отметить, что многие виды, относимые здесь к афидофагам, нуждаются в тлях в период размножения, а в другое время способны обходиться без них.

По классификации А. В. Мизера (1974), собранные виды принадлежат к следующим зоогеографическим группам: 1) голарктические виды – 5 (11,6 %); 2) транспалеарктические виды – 11 (25,6 %); 3) палеаркто-индо-малайские виды A. variegata и C. septempunctata (4,6 %); 4) палеаркто-эфиопский вид P. quatuordecimpunctata (2,3 %); 5) южнопалеарктический вид B. lichatschovi (2,3 %); 6) европейско-сибирские виды – 8 (18,6 %); 7) европейские виды – 11 (25,6 %); 8) средиземноморские виды – 3 (7,0 %).

Анализ приведенных данных позволяет сделать выводы о путях формирования фауны Coccinellidae региона. Отсутствие крупных естественных преград обусловило значительное количество широко распространенных в Палеарктике видов; характерно отсутствие эндемиков. По интразональным биотопам в регион проникли европейско-сибирские элементы, которых в лесостепи значительно больше, чем в степной зоне; на юге ареала многие из них существуют на пределе адаптивных возможностей. С другой стороны, по этим же биотопам идет проникновение на север южных (южно-палеарктических и средиземноморских) элементов, по мере продвижения вглубь лесостепи их доля уменьшается.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 292-294.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники