Ночевки птиц в скворечниках в зимний период и их эпидемиологическое значение

УДК 591.69-82

А. В. Матюхин, С. Г. Пыхов

Институт паразитологии РАН,
Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, г. Москва, Россия,
МСХА им. К. А. Тимирязева, г. Москва, Россия,

Ключевые слова: миграции птиц, клещи, блохи, сообщество, скворечник

BIRDS’ roosting IN STARLING‑HOUSES DURING THE WINTER PERIOD AND THEIR EPIDEMIOLOGICAL significance

А. V. Matyukhin, S. G. Pykhov

Severtsov Institute of Ecology and Evolution RAS, Moscow, Russia
Timiryazev Moscow Agricultural Academy, Moscow, Russia

Key words: birds migration, mites, flea, community, starling‑houses

Роль птиц как древнейших резервуаров возбудителей болезней, опасных для человека: вирусной, бактериальной, грибковой, протозойной природы обсуждалась неоднократно. Ряд видов птиц относится к числу синантропных и тесно контактирует с человеческим жильем и домашними животными. Плотность населения популяций многих видов птиц очень высока, что создает благоприятные условия для развития эпидемий и эпизоотий в крупных населенных пунктах. Миграцию многих миллионов птиц можно сравнить с гигантским насосом, дважды в год перекачивающим адаптированных к птицам возбудителей с континента на континент.

В период миграций происходит распространение популяций возбудителей среди птиц, относящихся к различным экосистемам. Перенос возбудителей реализуется за счет хронических и латентных форм инфекции (Львов, Ильичев, 1979; Матюхин, 2004).

На территории средней полосы Палеарктики исскуственные гнезда для ночевок в зимний период используют многие виды птиц: большой пестрый дятел (Dendrocopus major), малый пестрый дятел (Dendrocopus minor), большая синица (Parus major), лазоревка (P. coeruleus), черноголовая гаичка (P. palustris), скворец (Sturnus vulgaris), поползень (Sitta europaea), пищуха (Certhia familiaris), полевой воробей (Passer montanus), домовой воробей (P. domesticus) (Winkel, Hudde, 1988).

В 44 районах Германии с декабря по март в 1969–1975 гг. на ночевках в скворечниках отмечены 17000 особей 9 видов: большая синица – 13095 (75,8 %), поползень (13,3 %), лазоревка (8 %), полевой воробей (2,7 %). Остальные пять видов встречались реже: большой пестрый дятел (22 раза), малый пестрый дятел (13), скворец (8), черноголовая гаичка (2), пищуха (2) (Winkel, Hudde, 1988).

С ноября 1953 по январь 1954 года на территории Главного ботанического сада АН СССР и на Звенигородской биологической станции МГУ в 10 из 27 обследованных искусственных гнездовьях обнаружены следы пребывания воробьиного сычика (Glacidium passerinum). В запасах сычика отмечены массовые виды мелких млекопитающих и воробьиных птиц, среди которых отмечен и полевой воробей (Воронцов и др., 1956).

На территории Европейской части России с 1981 по 2005 год под наблюдением находилось около 1000 искусственных гнездовий.

Проведено более 20000 проверок гнездовий в ночное время в осенне-зимний период. Отловлено 1378 особей 7 видов птиц: полевой воробей (815 особей – 59,1 %), большая синица (375 особей – 27,2 %), домовой воробей (150 особей – 10,9 %), лазоревка (13 особей), большой пестрый дятел (11), малый пестрый дятел (7), поползень (7).

В ФРГ ночевки птиц в синичниках отмечали только для полевого воробья и скворца. В Московской области ночевки полевых воробьев парами – обычное явление. Отмечены отдельные случаи ночевки воробьев по 3 особи.

Согласно А. И. Ильенко (1976), в некоторых районах Москвы до 80 % домовых воробьев заражено клещом Dermanyssus passerinus. Средняя интенсивность заражения в середине зимы составляет 4–6 клещей на одну птицу. Нередко попадаются воробьи, имеющие от 50 до 200 клещей.

23 февраля 1957 года на Ленинских Горах была добыта самка, с которой собрано 604 клеща. В летний период интенсивность заражения составляет 1–2 клеща, хотя 21 июня 1956 года со старого самца снято 52 клеща.

В 1983 году в лесопарке Кусково нами были выставлены искусственные гнездовья, которые из года в год занимались домовыми или полевыми воробьями. За 20 лет в синичниках накопилось большое количество строительного материала, в котором сформировались стабильные биоценозы. Наряду с обилием гамазовых клещей в гнездах нами отмечены блохи.

В гнездах домового воробья в пределах г. Москвы 20 ноября 2003 года нами отмечено два вида блох: Ceratophyllus gallinae, Ceratophyllus tribulis.

В зимних гнездах, изъятых из скворечников, зарегистрировано от 70 до 200 имаго блох.

Нахождение птиц в скворечниках в осенне-зимний период занимает от 10 до 16 часов. Как следствие одна или несколько ночующих птиц активизируют жизненные циклы многих беспозвоночных, обитающих в гнезде и находившихся в течение светлого времени суток в частичном анабиозе. Большое количество гамазовых клещей и отдельные экземпляры блох паразитируют на птицах в зимний период, что способствует циркуляции паразитов как между разными гнездами одного лесопарка, так и на значительные расстояния. Поскольку в одних и тех же гнездовьях ночуют разные виды птиц, обмен эктопаразитами приобретает характер межвидового. Оседлые виды птиц могут обмениваться эктопаразитами с кочующими. Последние могут переносить паразитов на значительные расстояния.

В настоящий момент явно переоценена роль чистки искусственных гнездовий перед размножением и санитарные способности птиц с подкладыванием различных фитонцидных растений, отпугивающих эктопаразитов. По нашим данным (Матюхин, 2004) старые гнезда птиц практически не чистятся. Стройматериал накапливается годами и в гнездовьях образуются стойкие многолетние биоценозы из самых разнообразных групп беспозвоночных.

Поскольку в настоящий момент все экологические догматы охраны природы дискредитированы и возникают сложности с официальным отстрелом птиц для паразитологических исследований, биоценозы гнезд могут выступать как хорошие биоиндикаторы окружающией среды. Анализ биоценозов гнезд может показать наличие беспозвоночных, обитающих в нем, и, соответственно, паразитов, обитающих на птицах. Нидология – наука о биоценозах гнезд – должна стать новым этапом на пути изучения эпидемий, эпизоотий и возможных путей их распространения птицами.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – C. 345-347.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники