Ландшафтное разнообразие популяционных группировок Lacerta agilis

УДК 598.112.23:574.42

Ю. П. Бобылев

Днепропетровский национальный университет, г. Днепропетровск, Украина

Ключевые слова: фенетика,  биология, ящерицы, рекультивация

LANDSCAPE VARIETY OF
LACERTA AGILIS POPULATIONAL GROUPINGS

Yu. P. Bobylyov

Dnipropetrovsk National University, Dnipropetrovsk, Ukraine,
E-mail: zoolog@mail.dsu.dp.ua

Key words: phenetics, biology, lizards, rehabilitation

Поддержание состояния полиморфности и разнообразия внутривидовых группировок является общей популяционной стратегией, которая обеспечивает регуляцию взаимодействий в системе «популяция – биогеоценоз».

Ландшафтные особенности популяционных группировок прыткой ящерицы изучались в 1995–2005 гг. на мониторинговых профилях I и II Присамарского международного биосферного стационара им. А. Л. Бельгарда. Пробные площади охватывали биогеоценозы приводораздельно-балочного, придолинно-балочного и придолинно-террасового ландшафтов.

Оценка ландшафтной дифференциации популяций по уровню полиморфизма и реализации фенофонда проводилась прижизненно по общепринятым в герпетологии методам (Булахов, 1972; Методика …, 1986; Баранов, 1988; Пикулин, 1988; Бобылев, 2000). Обработано 846 экземпляров по 35 фенам окраски и 51 (с учетом вариаций) дискретному признаку щиткования.

В пределах мониторинговых профилей прыткая ящерица характеризуется следующими морфологическими параметрами: L – 33,0–97,0 (68,95±0,23), L.cd. – 36,0–182,0 (141,4±1,54), Sq – 44,3±0,2, Ventr. – 30,1±0,6, P.f. – 14,8±0,2, σ – 20,1±0,3.

В приводораздельно-балочном ландшафте преобладают особи размером 60–80 мм, (86 %, 32,9–58,4 ос./га), в придолинно-балочном – 70–90 мм у самцов (67,7 %) и 60–80 мм у самок (75,2 %, 7,0–15,6 ос./га), в придолинно-террасовом – 70–90 мм у самцов (68,6 %) и
60–80 мм у самок (75,2 %, 12,5–28,3 ос./га). В придолинно-балочном ландшафте заметно выше относительная численность сеголеток и неполовозрелых особей с пропорциональным снижением особей предельных размеров.

Размерно-весовые характеристики в байрачных (сеголетки – 34,3±2,1 мм, 1,7±0,3 г; неполовозрелые – 49,9±1,3 мм, 3,9±0,3 г; половозрелые – 68,7±1,2 мм, 13,6±0,6 г) и пристенных дубравах (сеголетки – 33,6±1,2 мм, 1,2±0,4 г; неполовозрелые – 50,5±1,1 мм, 3,7±0,3 г; неполовозрелые – 66,4±1,3 мм, 10,4±0,8 г), притеррасных суборях (сеголетки – 33,8±1,1 мм, 1,9±0,3 г; неполовозрелые – 52,7±1,1 мм, 7,2±0,3 г; половозрелые – 76,1±0,8 мм, 15,5±1,7 г) и суховатых борах второй террасы (сеголетки – 33,6±1,3 мм, 1,8±0,2 г; неполовозрелые – 49,1±0,2 мм, 3,9±0,2 г; половозрелые – 71,2±1,3 мм, 13,2±1,6 г) отличаются слабо.

Достоверные различия (t = 3,1–3,8) пластических экстерьерных и интерьерных признаков отмечены по пяти признакам из 25 при попарном сравнении. Популяционные группировки обладают единым экотипом. Достоверные различия по отдельным признакам характерны для суборей. Население байрачных дубрав характеризуется наименьшими показателями вариабельности. По интегральному показателю реализации пластических признаков обсоблены популяционные группировки пристенных дубрав придолинно-балочного ландшафта с минимальными значениями и группировки суборей долинно-террасового ландшафта по максимальным. Одновременно для популяционных группировок пристенных дубрав характерна наибольшая степень агрегированности населения и наименьший показатель реализованной пространственной экологической ниши.

По реализации фенофонда популяционные группировки пристенных дубрав также имеют низкие показатели. Из контролируемых 29 фенов окраски и 34 – фолидоза в пристенных дубравах отмечаются 52,4 и 88,6 %, в придолинно-террасовом ландшафте – 91,1 и 99,1 %, в приводораздельно-балочном – 62,4 и 94,1 %.

Достоверной корреляции между показателем реализации пластических признаков и отдельными фенами не выявлено.

Досоверные различия концентраций и сочетаний фенов по окраске 5–11 и фолидозу
8–16 наблюдаются по всем типам ландшафтов, особенно контрастные (t = 2,19–3,64) для проводораздельно-балочного и придолинно-балочного ландшафтов. На профилях отмечается тенденция к олигомеризации признаков в направлении притеррасья.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 385-386.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники