Трофические связи чайки–хохотуньи (Larus cachinnans) на водохранилищах Среднего Днепра

УДК 598.243.8:591.524(477.63/.64)

Н. С. Атамась

Институт зоологии им. И. И. Шмальгаузена НАН Украины, г. Киев, Украина,
E-mail: atsd2000@yandex.ru

Ключевые слова: Larus cachinnans, водохранилища Среднего Днепра, трофические связи

TROPHIC relatIONS
OF YELLOW–LEGGED GULL (LARUS CACHINNANS)
ON WATER STORAGE BASINS OF MIDDLE DNIEPER

N. S. Atamas

Schmalhausen Institute of Zoology of the NASU, Kyiv, Ukraine, E-mail: atsd2000@yandex.ru

Key words: Larus cachinnans, water storage basins of Middle Dnieper, trophic relations

При изучении сообществ и экологических связей видов в экосистемах часто приходится считаться с наличием видов–вселенцев, исторически не связанных с данной территорией. Свой ареал они почти всегда расширяют в связи с прямой или косвенной деятельностью человека, быстро наращивая численность и занимая место в цепях питания. Примером такого рода может быть чайка–хохотунья (Larus cachinnans Pallas, 1811), обитающая на водохранилищах Среднего Днепра. Вселение нового вида в трансформированные человеком и устоявшиеся экосистемы имеет теоретический интерес и позволяет оценить экологическую пластичность вида.

В последней четверти ХХ века происходила интенсивная экспансия чайки–хохотуньи в материковую часть Украины к северу от полосы причерноморских лиманов. Она заселила новые для нее в топическом и трофическом отношении территории и встроилась в новые экосистемы, образовав крупные (иногда до нескольких десятков и даже сотен пар) гнездовые колонии (Грищенко, Гаврилюк, 1992).

Заселение чайкой–хохотуньей Каневского водохранилища как типичного на Среднем Днепре, а также Киевского и Кременчугского водохранилищ и появившиеся здесь у этого вида новые экологические связи могут характеризовать его как устоявшийся элемент среднеднепровских экосистем. Важными в этом отношении являются трофические связи, состав кормов, способы кормодобывания, территории, на которых происходит кормежка птиц из отдельных колоний, взаимодействия при кормежке с другими видами животных и человеком.

С конца 1980-х гг. колонии хохотуньи начали формироваться и вне долины Днепра, всегда на участках, экологически сходных с водохранилищами. Это колонии на Микулинецких рыбоводных прудах (к западу от Винницы), на прудах Станичнолуганского рыбхоза (Луганская область) и др. На всех этих территориях, как и на водохранилищах, чайка собирает корм в долинах и поймах рек, на прудах и в агроландшафтах.

С середины 1980-х гг. в крупных городах на незамерзающих участках рек формируются зимовки чайковых, среди них и хохотуньи, хотя отдельные особи зимовали здесь и ранее (Лопарев, Клестов, 1984). Зимующие и пролетные хохотуньи, а также присоединяющиеся к ним осенью и зимой серебристые чайки (Larus argentatus) и клуши (Larus fuscus) часто посещают свалки бытовых отходов (на киевской свалке до 3 тыс. особей). Но в гнездовой период численность хохотуньи здесь низка. Часто чаек наблюдают над полями и на полях, где стаи могут составлять до 50 особей, хотя чаще не превышают 10–20. Чайки посещают поля в период пахоты (апрель–сентябрь), сенокошения (май–июль) и уборки хлебов (июль–август). Ищут и добывают корм хохотуньи как с низкого полета, так и пешком. Постоянно, хотя и малыми группами, они также посещают все рыбоводные пруды, в том числе расположенные за
30–40 км от крупных колоний. Чаще всего охотничье-поисковые полеты проходят над водой, а на водохранилищах – и вдоль береговой линии.

Существенным элементом кормового поведения, обычно проявляющимся в зимний период, является клептопаразитизм. По частоте его проявлений хохотуньи Днепра значительно уступают мурманским и западноевропейским серебристым чайкам. Однако этот прием позволяет им питаться объектами, активная добыча которых затруднена. Летом хохотунья отбирает еду у озерной (Larus ridibundus) и сизой (Larus canus) чайки, серой вороны (Corvus corone), галки (Corvus monedula) и сороки (Pica pica). В гнездовой и послегнездовой периоды для хохотуньи также характерен аутоклептопаразитизм – использование добычи, найденной особями своего вида. Зимой случаи клептопаразитизма часто наблюдаются на свалках. Здесь хохотунья отбирает добычу у серой вороны, грача (Corvus frugilegus), сизой и озерной чайки. Возможно, в связи с этим в последние годы нами зафиксировано уменьшение доли последних двух видов в кормящихся на свалках группах птиц.

Состав кормов чайки–хохотуньи на водохранилищах Днепра изучался путем сбора и анализа погадок, а также при помощи визуальных наблюдений. Основу питания этого вида в гнездовой период составляют позвоночные. Распределение кормов хохотуньи в гнездовой период следующее: рыба – 54,5 %, млекопитающие – 26,7 %, беспозвоночные – 16,9 %, птицы – 0,75 %, антропогенные корма – 1 % встречаемости в пищевых пробах.

Чайка доедает остатки рыбы после трапез орлана–белохвоста и выдры, а также потребляет отходы при разделке рыбы около промысловых станов и у рыболовов–любителей. Активная охота в основном на мелкую добычу (уклейка, тюлька, бычки) наблюдается крайне редко.

Наибольшим видовым разнообразием в спектре кормов хохотуньи отличается рыба. В погадках были найдены представители 20 видов, обитающих в днепровских водохранилищах. Почти во всех случаях чайка питается мертвой или полумертвой рыбой, наличие которой является результатом заморов на водохранилищах и рыборазводных прудах, спуска воды в прудах рыбхозов, выбрасывания отходов рыбного промысла.

Одним из традиционных кормов чайки–хохотуньи на Среднем Днепре являются мелкие млекопитающие, в особенности мышевидные грызуны. Полевки серые (Microtus arvalis s. l.) – типичные массовые обитатели агроландшафтов – составляют 70,6 % от общего числа млекопитающих в рационе хохотуньи. Беспозвоночные представлены в основном жуками. Все они населяют открытые пространства и являются в той или иной мере сельскохозяйственными вредителями – хрущ майский западный (Melolontha melolontha), жук–кузька хлебный (Anisoplia austriaca) и др.

Корма антропогенного происхождения в гнездовой период составляют в питании хохотуньи всего 1 %. Плотность чаек на колониях на водохранилищах такова, что в гнездовой период может поддерживаться исключительно за счет природных кормов.

Процентное соотношение кормов в погадках чайки в летне-осенний период сходно с таковым в гнездовой период, но со значительным преобладанием в погадках рыбы (в 86,3 % образцов).

В погадках зимнего периода значительно увеличивается доля пищевых отходов со свалки – 59,5 %. Млекопитающие составляют 8,2 %. Несмотря на замерзание водохранилищ и значительной части речного русла, рыба сохраняет важное место в питании – 51,3 %, хотя видовой состав значительно беднее летнего.

Хохотунья на водохранилищах занимает экологическую нишу, которая в околоводных биотопах характерна для черного коршуна, орлана–белохвоста и серой вороны. Из всех групп кормов хохотунья отдает предпочтение наиболее массовым кормам, а среди кормодобывающих стратегий выбирает ту, которая не требует научения и высокой специализации. Это свидетельствует о том, что в днепровской группировке чайки–хохотуньи имеет место сравнительно низкий уровень меж- и внутривидовой конкуренции.

Таким образом, хохотунья на Среднем Днепре успешно использует те кормовые объекты, скопления которых возникают в результате хозяйственной деятельности человека (насекомые и грызуны – вредители на полях, мертвая и полумертвая рыба, пищевые отбросы на свалках). Хохотунья выступает здесь как падальщик–собиратель и неспециализированный хищник, отыскивающий места концентрации разных групп животных кормов. При этом данная гнездовая группировка по набору кормов и их распределению по сезонам отличается от всех известных в литературе популяций серебристой чайки и хохотуньи.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 406-408.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники