Орнитоценозы мегаполиса (г. Москва) и урбоэкотоны

УДК 598.2:719

В. В. Корбут

Московский государственный университет, г. Москва, Россия

Ключевые слова: город, парки, улицы, разнообразие птиц

MOSCOW MEGAPOLIS ORNITOCENOSIS AND URBOECOTONES

V. V. Korbut

Moscow State University, Moscow, Russia

Key words: city, parks, streets, birds diversity

Современные городские агломерации – совокупность биотопов разного происхождения и степени «окультуренности» (измененности), с повышенной мозаичностью в ограниченном пространстве вертикальной и горизонтальной зональности (сооружения, травянистый и древесно-кустарниковый покров и т. п.). В пространстве города сами биотопы и переходы между ними выражены резко, что позволяет говорить об экотонной структуре городских ландшафтов, особенно в мегаполисах.

Динамичность среды обитания приводит к разнообразию и пестроте видового состава, а постоянная «погруженность» птиц в сложную среду мегаполиса формирует специфичность экологии и поведения в сообществах птиц (Корбут, 1996, 1999, 2000 и др.).

С 1999 г. в г. Москве проведены наблюдения в местообитаниях разной величины, происхождения, степени, разнообразия и деградации растительного покрова и почвы, рекреационной нагрузки, удаленности от крупных лесных массивов. По степени измененности выделены 5 групп местообитаний: а) бульвары, скверы, малые парки и зоны активного отдыха в парках; б) зоны тихого отдыха (рекреационные участки); в) мало посещаемые лесопарковые зоны; г) лесные массивы национального парка «Лосиный остров»; д) придорожные полосы в парках, по их окраинам (50–100 м вдоль крупных автомагистралей). Материалы по птицам жилых кварталов в сообщение не включены.

Наблюдения за воробьиными птицами проведены в конце мая – начале июня, в пик сезона размножения подавляющего большинства видов (Птушенко, Иноземцев, 1968). Использовали маршрутные и точечные учеты (Корбут, 1999, 2000), длина маршрутов от 50 до 100 км ежегодно, полосы учета – по 25 и 50 м справа и слева, скорость передвижения 1–1,5 км/час.

Орнитоценозы обследованных парков г. Москвы олигодоминантные, в разные годы встречено от 55 до 70 видов воробьиных птиц, но доминируют (доля в населении более 5,0 %), помимо четырех видов–синантропов, лишь 5–10 видов мелких птиц.

По бульварам, скверам и малым паркам больше всего домовых и полевых воробьев, скворцов и серых ворон (60–70 % населения птиц). Абсолютно доминируют воробьи, полевой чаще встречен в разных парках и даже вдоль дорог, а домовый тяготеет к бульварам и скверам. Серая ворона использует разные места, но в глухих частях парков и лесопарках редка, как и скворцы, также предпочитающие открытые и полуоткрытые местообитания.

В древесно-кустарниковых массивах доминируют пеночки – весничка и трещотка, зарянка, дрозд–рябинник и мухоловка–пеструшка (доля от 5 до 35 %), но особенно много большой синицы и зяблика – до 20–35 % в крупных массивах, по 20–40 % в придорожных местообитаниях.

Сравнение степени сходства (индекс Съеренсена–Чекановского) показало, что древесно-кустарниковые массивы группы «а» отличаются от всех остальных (индексы сходства от 0,24 до 0,51). Наибольшее сходство выявлено для лесопарков и Лосиного острова, придорожных участков и рекреационных зон (индексы сходства 0,88 и 0,92), высоко сходство рекреационных и лесопарковых зон (0,76). Наибольшее число видов отмечено в местообитаниях групп «б» и «д», сочетающих действие факторов беспокойства и наличие «островков покоя» в виде мало посещаемых участков.

Численность птиц доминирующих видов не зависит от величины парков, их удаленности от древесно-кустарниковых массивов, наличия «экологических коридоров».

Преобразования г. Москвы во второй половине ХХ века привели к появлению динамичной системы техногенных экотонов разных уровней сложности, с повышенной активностью (постоянными флуктуациями) экологических процессов из-за неустойчивости параметров абиотической среды, в них много пластичных слабо специализированных видов (Залетаев, 1997 и др.).

Формирование орнитоценозов мегаполиса и всей городской агломерации идет за счет быстрого и неуклонного снижения численности (вытесенения) прежних обитателей, использовавших высокую степень сходства старой Москвы и ее природного окружения.

Ведущую роль в орнитоценозах современной Москвы играют виды, преадаптированные к динамичной нестабильной среде техногенных урбоэкотонов (Корбут, 1996, 2000, 2004 и др.), чей накопленный резерв изменчивости (Шмальгаузен, 1968) обеспечивает высокую толерантность ко всему комплексу биосоциальных факторов, действующих в сверхсложной среде обитания.

Редкие (единичные) встречи специализированных видов приурочены к мозаично сохранившимся микроучасткам естественных местообитаний в пограничных зонах. Их доля в орнитоценозах крайне мала, что отражает пригодность абиотической среды и разную степень видовой и популяционной толерантности («склонности к синантропизации и урбанизации»).


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 421-422.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники