Орнитокомплексы искусственных лесов Северного Приазовья: формирование, динамика и вклад в поддержание биоразнообразия региона

УДК 598.2:630

А. И. Кошелев

Мелитопольский государственный педагогический университет, г. Мелитополь, Украина,
E-mail: nauka@mpu.melitopol.net

Ключевые слова: орнитокомплекс, птицы, лес, биоразнообразие, акклиматизация

ORNITOLOGICAL COMPLEXES OF ARTIFITIAL FORESTS
OF NORTHERN PRIAZOVIE: FORMATION, DYNAMICS
AND REGION DIVERSITY CONTRIBUTION

A. I. Koshelev

Melitopol State Pedagogical University, Melitopol, Ukraine, E-mail: nauka@mpu.melitopool.net

Key words: ornithological complex, birds, forest, biodiversity, acclimatization

Еще сравнительно недавно степные ландшафты Северного Приазовья были практически безлесыми, небольшие участки древесно-кустарниковой растительности располагались лишь в долинах малых рек. Первые лесные искусственные массивы стали насаживать с середины – конца ХІХ века. К настоящему времени они превратились в крупные средне- и старовозрастные леса: Старобердянский (площадью 1000 га), Алтагирский (1100 га), Родионовский (450 га), Бельманский лес (800 га). Кроме них, в начале ХХ века в регионе были созданы десятки небольших лесных участков площадью 10–50 га, а в 1930–1950-х годах – густая сеть полезащитных и придорожных лесополос. Современный агроландшафт приобрел черты лесостепи, хотя общая залесенность составляет менее 1 %.

Древесно-кустарниковая растительность лесов и лесополос представлена свыше 80 видами, среди которых акклиматизированные виды составляют 95 %. Фоновыми видами деревьев стали: робиния ложноакация Robinia pseudoacacia L., гледичия трехколючковая Gleditchia triacantha L., каркас западный Celtis occidentalis L., вяз мелколистный Ulmus parvifolia L., дуб черешчатый Quercus robur L., сосна крымская Pinus longifolia, можжевельник виргинский Juniperus virginiana L., скумпия средиземноморская Cotinus coggygria Scop. Посадки сосны обыкновенной Pinus silvestris L. полностью погибли в конце 1990-х годов. Подлесок в лесах хорошо развит и представлен такими видами, как скумпия, бирючина Ligustrum vulgare L., боярышник Crataegus aestivalis L., бузина черная Sambucus nigra L., а также специально высаженные кварталы и ряды плодово-ягодных деревьев и кустарников (шелковица Morus sp., айва Cydonia oblonga Mill., арония красная Aronia arbutifolia Gm., вишня войлочная Cerasus fruticosa Pall., облепиха Hippopha erhamnoides L. и др.). Площадь отдельных кварталов лесов составляет 10–45, в среднем 20 га.

Птицы стали заселять искусственные леса с первых лет их создания, их видовой состав существенно увеличился по мере расширения площади лесов и их старения. Этот процесс проходил сравнительно быстро. Вторая волна вселения птиц в искусственные леса региона связана со строительством Каховского водохранилища в 1960-х годах (Петров, 1937; Волчанецкий, 1952; Орлов, 1955; и др.). Уже в начале 1950-х годов из 64 гнездящихся в регионе видов птиц в Алтагирском лесу зарегистрировано 38, а в Старобердянском лесу – 42 вида (Орлов, 1955; Таращук, 1957).

В последующие годы благодаря лесохозяйственной деятельности Мелитопольского лесхоззага леса стали более мозаичными и более привлекательными для птиц. Проводятся рубки ухода, санитарные рубки, выборочно полностью вырубаются отдельные кварталы со спелой древесиной, которые затем используются под бахчи и поля, под лесопитомники или зарастают порослью деревьев и кустарниками. Соседние лесные кварталы заняты обычно разными породами деревьев или монокультурами разного возраста. Леса имеют разветвленную сеть квартальных просек и дорог, окружены сельскохозяйственными угодьями, к ним примыкают села, водоемы, карьеры и свалки. В 1970–1980-е годы в лесах вывешивалось большое число синичников и дуплянок, что привело к росту численности птиц–дуплогнездников.

Учеты птиц, проведенные нами в 1988–2005 гг., показали высокую стабильную численность (к примеру, в Алтагирском лесу), таких гнездящихся видов, как фазан Phasianus colchicus Linnaeus, 1758 (до 250 пар), вяхирь Columba palumbus Linnaeus, 1758 (100 пар), обыкновенная горлица Streptopelia turtur Linnaeus, 1758 (300), черный дрозд Turdus merula Linnaeus, 1758 (600), певчий дрозд T. philomelos C. L. Brehm, 1831 (500), зяблик Fringilla coelebs Linnaeus, 1758 (800), соловей L. luscinia Linnaeus, 1758 (300), большая синица Parus major Linnaeus, 1758 (300 пар) и др. Суммарная численность достигает 7000–10000 пар.

Орнитокомплексы искусственных лесов являются наиболее значимыми как по видовому разнообразию, так и по обилию птиц в регионе после водных орнитокомплексов, они включают свыше 80 видов. За последние 50 лет орнитофауна искусственнных лесов обогатилась 21 новым видом. Массовыми гнездящимися стали акклиматизированный фазан, вселившийся в 1960-х годах певчий дрозд, обычными – тетеревятник Accipiter gentiles Linnaeus, 1758, сплюшка Otus scops Linnaeus, 1758, сирийский дятел Dendrocopos syriacus Hemprich, 1833, большой пестрый дятел D. major Linnaeus, 1758, ушастая сова Asia otus Linnaeus, 1758, сойка Garrulus glandarius Linnaeus 1758, лесной конек Anthus trivialis Linnaeus, 1758, зеленая пересмешка Hippolais icterina Linnaeus, 1758, лесной жаворонок Lullula arborea Linnaeus, 1758, садовая горихвостка Ph. phoenicurus Linnaeus, 1758, обыкновенная овсянка Emberiza citrinella Linnaeus, 1758, мухоловка–белошейка Ficedula albicollis Temminck, 1815.

В последние годы в леса из прилегающих сел стала активно вселяться кольчатая горлица Streptopelia decaocto Frivaldszky, 1838. В соседних карьерах в большом числе гнездятся береговушка Riparia riparia Linnaeus, 1758, золотистая щурка Merops apiaster Linnaeus, 1758, сизоворонка Coracifs garrulus Linnaeus, 1758, скворец Sturnus vulgaris Linnaeus, 1758, каменка обыкновенная Oenanthe oenanthe Linnaeus, 1758, каменка–плешанка J. pleschanka Lepechin, 1770. В лесных посадках по берегам рек, прудов и лимана стали гнездиться цапли: серая Ardea cinerea Linnaeus, 1758, большя белая Egretta alba Linnaeus, 1758, малая белая E. garzetta Linnaeus, 1766, кваква N. nycticorax Linnaeus, 1758.

Антропогенная и естественная трансформация лесов, а также общее снижение численности редких видов привело к исчезновению 7 видов: серой куропатки P. perdix Linnaeus, 1758, балобана Falcocherrug Gray, 1834, осоеда Pernisapivorus Linnaeus, 1758, черного коршуна Milvusmigrans Boddaert, 1783, степного луня Circusmacrourus Gmelin, 1771, грача Corvusfrugilegus Linnaeus, 1758, галки C. monedula Linnaeus, 1758. В середине 1990-х годов повсеместно резко сократилась численность сороки Picapica Linnaeus, 1758, что привело к снижению численности мелких соколов, ушастой совы, сплюшки, а прекращение работ по привлечению птиц в искусственные гнездовья – к уменьшению численности удода Upupaepops Linnaeus, 1758, вертишейки Junxtorquila Linnaeus, 1758, синиц, мухоловок, садовой горихвостки.

В лесах также акклиматизированы дикий кабан Susscrofa Linnaeus, 1758, енотовидная собака Nyctereutesprocyonoides Gray, 1834, белка Sciurusvulgaris Linnaues, 1758, с окрестных степных участков вселились горностай Mustelaerminea Linneus, 1758, ласка M. nivalis Linnaeus, 1766, барсук Melesmeles Linnaeus, 1758. Наряду с бродячими и одичавшими домашними собаками и кошками они стали оказывать сильное влияние на наземногнездящиеся виды птиц.

В условиях засушливого климата лесные посадки на рыхлых лессовых почвах испытывают дефицит влаги, что приводит к усыханию деревьев и кустарников, быстрому выгоранию травянистой растительности, обеднению фауны беспозвоночных, определяет размещение и динамику численности наземных позвоночных, в т. ч. птиц.

Искусственные леса стали играть огромную роль в обогащении и поддержании высокого разнообразия и численности мигрирующих и зимующих видов птиц, особенно благодаря таким ягодным кустарникам, как лох серебристый Elaeagnus argentea Pursh., можжевельники, арония черноплодная, облепиха и др. В период весенних и осенних миграций в лесах зарегистрировано 80 видов птиц. В лесах формируются ночевочные скопления грачей, ушастых сов. Несомненно, что миграции животных являются важнейшим механизмом поддержания функциональной устойчивости лесных сообществ и экосистем в целом, они предотвращают гибель животных при исчерпании ресурсов, позволяют поддерживать популяционное разнообразие.

В общей структуре зоокомплекса позвоночных региона фауна искусственных лесов по отдельным группам составляет в настоящее время до 30–75 % видового состава, в т. ч. млекопитающих – 72 %, птиц – 27 %, рептилий – 67 %, амфибий – 34 %. Это свидетельствует о важнейшей роли искусственных лесов и лесополос в поддержании и сохранении биоразнообразия региона, в сохранении ряда редких и исчезающих видов, в т. ч. занесенных в Красную книгу Украины.

До появления искусственных лесов многие виды животных в регионе не встречались вообще или регистрировались случайно во время миграций. Благодаря высокой биотопической разнородности лесов и их большой экологической емкости в них имеется широкая комбинация систем экологических ниш. В ходе сукцессий возрастает видовое богатство и разнообразие зоокомплексов искусственных лесов, что исключительно важно в условиях сильного антропогенного пресса и высокой хозяйственной перестройки природных экосистем региона. Параллельно с увеличением числа растений в лесах и возрастания их площади отмечается повышение таксономического разнообразия позвоночных, в первую очередь птиц. Эти структурные изменения в ходе сукцессий сопровождаются возрастанием численности фоновых видов и общей биомассы сообщества. Островной характер лесов мало сказывается на структуре зоокомплексов в связи с их включением в общую сеть лесопосадок региона. Благодаря этому в значительной мере сохраняется высокое количественное и качественное их разнообразие, функциональная устойчивость лесных сообществ.

В настоящее время наблюдается недоиспользование ресурсов лесных экосистем из-за выпадения крупных млекопитающих (вследствии браконьерства), снижения численности крупных хищных птиц, мелких соколов, птиц–дуплогнездников. Эту ситуацию можно улучшить путем проведения комплкса биотехнических мероприятий. Колебания условий внешней среды вызывает межгодичные и внутригодичные перестройки в структуре лесных зоокомплексов, направленность и темпы которых зависят от характера изменений среды, особенно от изменений влажности. Избыточная продукция лесных экосистем может стиму­лировать дальнейшее вселение видов из сопредельных экосистем.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – С. 422-425.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники