Вклад редких и исчезающих видов в поддержание и сохранение биоразнообразия Северного Приазовья

УДК 574.472

А. И. Кошелев, С. Н. Заброда, Т. В. Копылова,
А. М. Писанец, Л. В. Пересадько, Ю. Ю. Дубинина

Мелитопольский государственный педагогический университет,
Мелитополь, Украина, rectorat@mpu.melitopol.net

RARE AND VANISHING SPECIES CONTRIBUTION TO BIODIVERSITY MAINTENANCE AT THE NORTHTRANS-ASOVTERRITORY

A. I. Koshelev, S. N. Zabroda, T. V. Kopylova,
A. M. Pisanets, L. V. Peresadko, U. U. Dubinina

Melitopol State Pedagogical University, Melitopol, Ukraine, rectorat@mpu.melitopol.net

Понятия «редкие и исчезающие виды» растений и животных стало общепринятым и официально прописано в Законе Украины о Красной книге Украины. Тем не менее, четких количественных критериев для выделения видов в эту категорию нет как в целом, так и для отдельных таксонов, эту работу выполняют субъективно эксперты и специалисты на основе качественных критериев. Во второе издание Красной книги Украины включены 541 вид растений и 382 вида животных. Доля редких и исчезающих видов составляет в отдельных таксонах до 40–60 %, даже до 90–100 % (например, класс Круглоротые, отряд Китообразные и др.). В то же время их доля в общем составе населения составляет ничтожное число. Поэтому их вклад в поддержание биоразнообразия весьма проблематичен с эколого-биоценотических позиций. Однако с позиций эволюции ценность представляет популяция каждого вида независимо от ее численности как единица микроэволюционного процесса. Кроме того, при выделении и оценке разнообразия живых организмов базовой считается особь, которая способна к самостоятельному существованию, самовосстановлению и адаптациогенезу; она несет в себе молекулярный, клеточный, органный, генетический и таксономический уровни разнообразия (Шеляг-Сосонко, Емельянов, 1997). С этих позиций именно видовой уровень организации живой материи является наиболее значимым, изученным и уязвимым при оценке и сохранении биоразнообразия. Существование видов зависит от многих факторов, среди которых на первое местно выходят в настоящее время антропические факторы во всем их многообразии. Наиболее значимыми для существования растений и животных стали разрушение и уничтожение природных экосистем, глобальное антропогенное загрязнение биосферы, прямое и косвенное уничтожение видов.

Среди показателей биоразнообразия приоритетными считаются: богатство таксонов, таксономическое разнообразие, типичность, уникальность и репрезентативность уникальности, ценность отдельных сообществ и экосистем (Меггаран, 1992). Видовое богатство и видовое разнообразие используются наиболее часто, оно традиционно оценивается при характеристике и анализе структуры биоценозов и экосистем (Одум, 1975; Рикфлекс, 1975; Пианка, 1981). Помимо важности выделения в сообществах доминантных видов, важную роль приобретают раритетные виды, среди которых ключевыми являются редкие и исчезающие, а «второстепенными» – случайные. Редкие и исчезающие виды в значительной мере обеспечивают уникальность того или иного сообщества, территории, причем чем выше их таксономический ранг, тем весомее уникальность и ценность сообщества или территории, для которой проводится оценка биоразнообразия.

Анализ зоокомплексов основных экосистем северного Приазовья показал следующее. Лесной зоокомплекс, связанный с искусственными лесами и лесополосами различного типа, включает 220 видов позвоночных, из которых редкие виды составляют 4,5 %. Зоокомплекс тростниковых плавней в устьевых зонах рек включает 280 видов, доля редких – 3,5 %. В агроландшафтах обитает 80 видов позвоночных, редкие виды отсутствуют. Урбанизированные ландшафты насчитывают 120 видов, редкие виды отсутствуют. Зоокомплекс степных участков включает 35 видов, из них редких – 20 %; на солончаках соответственно – 45 видов и 30 %; на песчано-ракушниковых островах и косах – 32 вида и 25 %. Следовательно, биоразнообразие последних экосистем в наибольшей степени зависит и определяется присутствием и сохранением в них редких и исчезающих видов. В их числе оказались наиболее специализированные виды по топическим, трофическим и фабрическим связям (морской зуек (Charadrius alexandrinus Linnaeus, 1758), степная и луговая тиркушки (Glareola nordmanni Nordmann, 1842, G. pratincola Linnaeus, 1766), кулик-сорока (Haematopus ostralegus Linnaeus, 1758), большой кроншнеп (Numenius arquata Linnaeus, 1758) и др.), реликтовые виды (черноголовый хохотун (Larus ichthyaetus Pallas, 1773), чеграва (Hydroprogne caspia Pallas, 1770)), а также некоторые активно преследуемые и используемые человеком виды (степной журавль (Anthropoides virgo Linnaeus, 1758), дрофа (Otis tarda Linnaeus, 1758), белоглазый нырок (Aythya nyroca Guldenstadt, 1770), огарь (Tadorna ferruginea Pallas, 1764) и др.).

Для существования некоторых видов лимитирующими оказались биотические факторы. Наличие многочисленных колоний малого суслика (Citellus pygmaeus Pallas, 1779) определяет наличие степного хоря (Mustela eversmanni Lesson, 1827), перевязки (Vormela peregusna Guldenstaedt, 1770), каменки-плясуньи, а в предыдущие годы до их исчезновения – степного орла (Aquila rapax Temminck, 1828), могильника (Aquila heliaca Savigny, 1809). Резкое снижение численности сороки (Pica pica Linnaeus, 1758) привело через 2–3 года к локальному исчезновению пустельги (Falco tinnunculus Linnaeus, 1758), кобчика (Falco vespertinus Linnaeus, 1766), ушастой совы (Asio otus Linnaeus, 1758) (Кошелев, 2003). Для водных и околоводных видов лимитирующим фактором является гидрологический и трофический факторы. Засуха последних 9 лет, наблюдаемая в Приазовье, привела к исчезновению желтой цапли (Ardeola ralloides Scopoli, 1769), каравайки (Plegadis falcinellus Linnaeus, 1766), снижению численности и исчезновению отдельных колоний большой белой (Egretta alba Linnaeus, 1758) и рыжей (Ardea purpurea Linnaeus, 1766) цапель, поганок (Podiceps cristatus Linnaeus, 1758, P. griseigena Boddaert, 1783, P. nigricollis Brehm, 1831, P. ruficollis Pallas, 1764) и уток (Anas platyrhynchos Linnaeus, 1758, A. strepera Linnaeus, 1758, A. clypeata Linnaeus, 1758, A. querquedula Linnaeus, 1758, Aythya ferina Linnaeus, 1758 и др.), серого гуся (Anser anser Linnaeus, 1758), лебедя-шипуна (Cygnus olor Linnaeus, 1758). На морских островах мощным лимитирующим фактором для редких видов птиц стала чайка-хохотунья (Larus cachinnans Pallas, 1811) и большой баклан (Phalacrocorax carbo Linnaeus, 1758), численность которых в последние 15–20 лет возросла многократно.

До последнего времени природоохранная биология развивалась однобоко через инвентаризацию статуса редких видов и последующую их «запретительскую охрану» (Сыроечковский, 2006), через запрет охоты и добычи, придание редким видам охранного статуса, создание охраняемых территорий. Такой подход оправдал себя на этом этапе, чему подтверждение – сохранение редких видов не только в Красной книге, но и многочисленных природно-заповедных территориях. Поэтому данный подход себя еще не исчерпал, хотя запреты практически перестали работать. Понимание важности сохранения и значимости редких видов в экосистемах выдвигает новые задачи и перспективы: выявление ключевых участков (IBA-территорий) и взятие их под охрану (Микитюк, 1999), вовлечение местного населения в эти процессы, оценка экономического значения биоразнообразия и выгоды его сохранения для общества. Активно внедряется экосистемный подход в управлении территориями (экологический менеджмент) и устойчивом использовании биологических ресурсов, включая птиц (Leader, Dublin, 2000), разработке опережающей стратегии сохранения популяций редких видов животных и их уязвимых местообитаний.

При этом редкие виды расцениваются как стержень при комплексной охране всего зоокомплекса и экосистемы в целом. Такие «виды-флагманы» выбираются как на национальном уровне (Красная книга Украины), так и на региональном. Это предполагает заблаговременное планирование и этапность таких работ с учетом воздействия лимитирующих факторов и специфики ареалов каждого вида (особенно мигрирующих), оценку связи изменений в зооценозах с фрагментацией экосистем на освоенных территориях, разработку менеджмент-планов, социологические и конфликтологические исследования, причем на всех этапах должен доминировать популяционный подход в исследованиях и практических мероприятиях.


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 22-24.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники