К вопросу формирования лесных энтомоценозов в условиях изолированных искусственных сосновых насаждений зоны Нижнеднепровских песков

УДК 502.574:582.475.4

В. А. Михайлов, С. В. Назаренко

Степной им. В. Н. Виноградова филиал Украинского научно-исследовательского института
лесного хозяйства и агролесомелиорации, Цюрупинск Херсонской обл., Украина

ON FORMATION OF ENTOMOCOENOSES
IN ISOLATED ARTIFICIAL PINE PLANTATIONS
IN LOWER DNIEPER SANDS ZONE

V. А. Miкhaylov, S. V. Nazarenko

V. N. Vinogradov Steppe Branch of G. M. Vysotsky Ukrainian Research Institute of Forestry & Forest Melioration, Tsyurupinsk, Kherson province, Ukraine, stepfilial@bigmir.net

Нижнеднепровские пески занимают площадь 160,9 тыс. га и состоят из 7 больших песчаных арен, протянувшихся вдоль левого берега Днепра от Каховки до Черного моря в пределах Херсонской и, частично, Николаевской областей. Их облесение началось в 30-х годах ХIX века, но наибольшего размаха достигло в середине и конце ХХ. За это время здесь была создана, в сущности, совершенно новая, практически полностью изолированная лесная экосистема, площадью более 70 тыс. га. Ввиду того, что жесткие лесорастительные условия ограничивают ассортимент выращиваемых здесь пород, последние состоят почти исключительно из монокультуры сосны обыкновенной (34,2 тыс. га) и крымской (26,4 тыс. га). Само собой разумеется, столь кардинальная ландшафтная перестройка региона не могла не привести к серьезным изменениям в составе и структуре энтомоценозов. В свою очередь появилась прекрасная возможность проследить динамику их формирования за такой незначительный в историческом плане отрезок времени.

К настоящему времени в искусственных сосновых насаждениях Нижнеднепровья зарегистрировано более 1500 видов насекомых, относящихся к 20
отрядам и более чем 100 семействам, причем многие из них совершенно чужды аборигенной фауне, которая формировалась здесь в течение длительного исторического периода.

Процесс формирования вновь образовавшихся лесных энтомоценозов можно условно разбить на несколько этапов, которые в хронологическом порядке выглядят следующим образом. Первыми молодые культуры сосны обживают аборигены местной фауны, к которым, безусловно, относятся многие корнегрызущие виды, в том числе такие опасные вредители, как мраморный хрущ, щелкун посевной, озимая совка, совка гамма и др. Среди энтомофагов наиболее активны типично псаммофильные перепончатокрылые, например Cerceris arenaria Linnaeus, 1758, Ammophila sabulosa Linnaeus, 1758, Scolia quadripunctata Fabricius, 1775 и др. Будучи, как правило, многоядными формами, эти виды быстро занимают новую экологическую нишу, практически не прерывая исторически сложившихся цепей питания.

Практически на первых же этапах облесения песков на молодые сосновые насаждения (скорее всего с семенами и посадочным материалом, а, возможно, и путем переселения с зараженной сосны из населенных пунктов) проникает побеговьюн зимующий (Evetria buoliana Denis & Schiffermüller, 1775). Ввиду того, что экологические потребности вредителя, как нельзя лучше, соответствуют природно-климатическим условиям режима и из-за отсутствия, по крайней мере, на начальных этапах облесения песков его специализированных энтомофагов, вид быстро заселяет все сосновые насаждения. Через некоторое время сюда проникает, как правило, сопутствующий этому виду побеговьюн смолевник (Evetria resinella Linnaeus, 1785), а в 1960-х годах впервые отмечен и третий вид этого рода – побеговьюн летний (Evetria duplana Hübner, 1813).

Примерно в середине ХХ века в сосновые насаждения Нижнеднепровья проникает рыжий сосновый пилильщик (Neodiprion sertifer Geoffroy, 1785), являющийся в настоящее время, пожалуй, наиболее массовым и опасным вредителем. Чуть позже здесь впервые был зарегистрирован не менее опасный и столь же распространенный вредитель – обыкновенный сосновый пилильщик (Diprion pini Linnaeus, 1758). В 1980-е годы впервые отмечен сосновый шелкопряд (Dendrоlimus pini Linnaeus 1758), а в начале 1990-х – звездчатый и красноголовый ткачи (Lyda nemoralis Thomson, 1871, L. erythrocephala Linnaeus, 1758). Одним из последних среди хвоегрызущих вредителей отмечена сосновая совка (Panоlis flammea Denis & Schiffermüller, 1775), которая в настоящее время распространилась практически по всей территории региона.

Одновременно с формированием фауны хвоегрызущих вредителей сосны постепенно формируется целая группа специализированных энтомофагов-паразитов и хищников хвоегрызов из семейств Ichneumonidae, Chrysididae, Sphecidae, Bombyliidae, Tachinidae отрядов перепончатокрылых и двукрылых.

Особого интереса заслуживает вопрос формирования комплекса стволовых вредителей. Интенсивные процессы усыхания, начавшиеся еще в середине ХХ века привели к резкой активизации ксилофагов. Если в самом начале этих процессов состав и численность последних была невелика (в основном за счет большого соснового лубоеда (Blastophagus pinipedra Linnaeus, 1758) и подкорного клопа (Aradus cinnamomeus Panzer, 1734)), то уже в начале 1970-х годов зарегистрировано 19, а в 1990-х – более 30 видов. Только за последние 10 лет список ксилофагов пополнился еще 5 видами и насчитывает уже 37 видов.

Наряду с постоянным пополнением видового состава ксилофагов происходят и значительные структурные изменения их фауны. Если в конце ХХ века черный сосновый усач (Monachamus galloprovincialis Oliver, 1795) встречался единично, то сейчас (спустя 10–15 лет) – это один из самых массовых и широко распространенных вредителей. Аналогичная картина складывается и в отношении некоторых других видов усачей, златок и короедов. Столь же активно формируется фауна специализированных энтомофагов. Только в последние десятилетия сюда проникли многие дендрофильные формы, питающиеся яйцами и личинками ксилофагов, например, жужелицы (Tachyta nana Gyllenhal, 1810, Dromius agilis Fabricius, 1787, Philorhizus spilotus Illiger, 1798), пестряк (Thanasimus formicarius Linnaeus, 1758), щелкун (Ampedus sanguinolentus Schrank, 1776) и др.

Нельзя не отметить, что многолетняя практика облесения песков Нижнеднепровья монокультурой сосны, игнорирование лиственных пород, отсутствие полноценного подлеска из кустарников нектароносов, необходимых для осуществления дополнительного питания многих перепончатокрылых, ведут к дисбалансу в цепи сложных пищевых взаимоотношений фитофагов и их энтомофагов, складывающихся явно не в пользу последних. Скорее всего по этим же причинам, количество выявленных в регионе ихневмонид, паразитирующих, например, на коконах обыкновенного соснового пильщика исчисляется единицами, хотя в лесостепной и особенно лесной зонах счет идет на десятки видов, что обеспечивает определенный паритет и ставит под сомнение необходимость борьбы с этим вредителем.

Отсутствие полноценного листового опада ведет к очень медленным темпам формирования энтомофауны герпетобия. Достаточно сказать, что здесь совершенно отстутствуют такие высокоактивные многоядные виды, как жужелицы родов Calosoma и Carabus, широко представленные в лесных энтомоценозах Украины.

Можно конечно говорить о еще недостаточной степени изученности лесных энтомоценозов региона, но тот факт, что процесс их формирования здесь еще далек от своего завершения, не вызывает никаких сомнений. Об этом свидетельствует и то, что только за последние 15 лет список энтомофагов увеличился более чем вдвое и включает в настоящее время 175 видов из 7 отрядов и 45 семейств насекомых, основную массу которых составляют перепончатокрылые (до 70 видов), жесткокрылые (до 45 видов) и двукрылые (до 20 видов).


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 274-275.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники