Изменения фауны кровососущих комаров Урала и Западной Сибири как реакция на трансформацию среды

УДК 591.15:595.771

Н. В. Николаева

Институт экологии растений и животных Уральского отделения РАН,
Екатеринбург, Российская Федерация, zoovginnv@pm.convex.ru

CHANGES IN BLOODSUCKING MOSQUITOES FAUNA
OF THE URALS AND WESTERN SIBERIA AS A REACTION
TO ENVIRONMENTAL TRANSFORMATIONS

N. V. Nikolaeva

Institute of Plant and Animal Ecology, Ural Division of Russian Academy of Sciences,
Ekaterinburg, Russia, zoovginnv@pm.convex.ru

Отмеченные почти повсеместно изменения климата и антропогенная трансформация природных экосистем на протяжении последних десятилетий сопровождаются значительными переменами в географическом распространении и обилии кровососущих членистоногих (Николаева, 2005; Семенов и др., 2006). Достаточно отметить, что граница ареалов некоторых видов клещей на юге европейской части России сместилась за это время на 400–600 км к северу; существенно расширились ареалы ряда видов малярийных комаров, а также комаров-переносчиков гельминтозов и арбовирусных инфекций. В связи с глобализацией экономики и ростом трансконтинентальных перевозок многократно возросла опасность интродукции на территории юга РФ таких эффективных переносчиков как Aedes aegypti (Linnaeus, 1762) и Ae. albopictus (Skuse, 1895), учитывая что последний уже успешно распространяется по территории США и Южной Европы (Spielman, D’Antonio, 2001). Регионы Урала и Западной Сибири представляют особый интерес в свете изучения динамики состава фаун кулицид в пространстве и во времени, поскольку, помимо своего расположения в центре Российской Федерации, они отличаются разнообразием ландшафтно-климатических зон, высокой дифференциацией биоты в связи со сложной орографией, мозаичностью растительного покрова, неравномерностью распределения индустриальных поллютантов. За истекшие 30 лет ландшафты и биота большинства территорий подверглись существенной трансформации, которая затронула в первую очередь местообитания личинок кровососущих комаров (Diptera, Culicidae).

Наши многолетние исследования (1972–2006 гг.) фауны кровососущих комаров на территориях Тюменской (ЯНАО, ХМАО) и Свердловской областей, анализ коллекционных материалов по Пермской, Челябинской, Курганской, Оренбургской областям, Республикам Коми, Башкирии, Удмуртии, а также литературных источников позволили существенно дополнить видовые списки кулицид для этих 9 регионов (Николаева, 2002; Николаева, Гилев, 2006). Число зарегистрированных кулицид в разных регионах увеличилось за последние 25–30 лет на 5–17 видов. Этому способствовали публикации новых определительных таблиц и совершенствование экологического мониторинга комаров. Фауна комаров указанных регионов в сумме насчитывает на сегодня 59 видов (56,2 % от всей фауны Российской Федерации). Среди наиболее интересных находок отметим Ochlerotatus churchillensis Ellis et Brust, 1973 и O. punctodes (Dyar, 1922) на Ямале (ЯНАО), O. implicatus Vockeroth, 1954 – в ЯНАО и ХМАО, Anopheles beklemishevi Stegnyi et Kabanova, 1976 – в Удмуртии, Свердловской и Тюменской областях, A. plumbeus Stephens, 1828, O. montchadskyi Dubitzky, 1968, O. subdiversus (Martini), 1926, O. geniculatus (Oliver), 1791 – в Челябинской, O. stramineus Dubitzky, 1970, O. mercurator (Dyar, 1920) – в Курганской, Culex martinii Medschid, 1930 – в Оренбургской, Coquillettidia richiardii Ficalbi, 1889, Culiseta ochroptera (Peus), 1935 – в Коми, C. longiareolata Macquart, 1838, C. annulata (Schrank, 1776), C. ochroptera, O. mercurator, O. caspius Pallas, 1771, O. detritus Haliday, 1833, O. subdiversus, Aedes rossicus D. G. M., 1930, C. pusillus Macquart, 1850 – в Свердловской области.

Списки видов фауны Республики Коми включают 36, Удмуртии – 32, Башкирии – 33, Пермской области – 36, Свердловской – 46, Челябинской – 36, Оренбургской – 30, Тюменской – 43, Курганской – 31 вид. Число общих видов для указанных регионов варьирует от 19 до 39. Динамика видового состава комаров во времени однозначно свидетельствует о тенденции к снижению межрегиональных различий, о взаимном проникновении видов на эти территории, главным образом – с юга и юго-востока на север и северо-запад. Сходная тенденция отмечена в Новгородской области (Медведев, Панюкова, 2005), тогда как фауна центрально-европейского района (Московская и Владимирская области) за последние 45 лет практически не изменилась (Горностаева, Данилов,1999; Скрипченко, 2000).

Более детально изучена динамика состава фауны кулицид на протяжении 80 лет в Свердловской области (Николаева и др., 2006). За этот период в области зарегистрировано 47 видов, а в Екатеринбурге – 40, причем именно за последние 20 лет отмечено появление 12 новых видов на территории области и 16 – ее центра. Если в составе локальных фаун комаров области и ее центра в период 1928–1983 гг. насчитывалось 25 общих видов, то в период 1984–2006 гг. – уже 40. Сравнение фаун комаров области за два временных интервала выявило 31 общий вид, а фаун Екатеринбурга – 23 вида. Рассчитанные индексы сходства Жаккара (ИЖ) однозначно указывают на повышение видового сходства комаров города и области в более поздний период времени: от 0,735 до 0,909. Таким образом, новые виды, появляющиеся на территории области, могут быстро осваивать биотопы в административных границах ее центра. Высокое сходство характерно для видового состава нападающих на людей самок кулицид, отмеченного для 16 обследованных городов Свердловской области (ИЖ – 0,860–0,980).

Сравнение фаунистических списков кровососущих комаров 14 крупных городов умеренной зоны Российской Федерации выявило, наряду с небольшими географическими различиями, преобладание по численности 8–10 широко распространенных, экологически пластичных видов, с выраженной антропофильностью и подтвержденным статусом переносчиков инфекций. Большой ареал и высокая активность самок этих видов при нападении на людей, их устойчивость к негативным воздействиям урбанизации создают реальные предпосылки к быстрому распространению трансмиссивных заболеваний человека и животных.

Для Свердловской области показано существование (наряду с общей тенденцией к увеличению числа видов за большой временной интервал) периодических сукцессий локальных фаун: смена доминантов, изменение числа видов, их размерной и морфо-физиологической структуры. Установлена важная роль эко-социальных и климатических факторов для формирования благоприятных условий для репродукции и личиночного развития кулицид Урала и Западной Сибири. В частности, проведена количественная оценка вклада населения городов в создание дополнительных местообитаний для личинок эпидемиологически важного вида Culex pipiens Linnaeus, 1758: это, прежде всего, затопленные водой подвалы жилых зданий на урбанизированной территории, а также искусственные контейнеры воды для полива сельскохозяйственных растений: число последних, по нашим оценкам, на территории Свердловской области превышает 1,4 млн. Экологический мониторинг и морфо-экологические исследования этого вида на территории Екатеринбурга и его окрестностей выявили дифференциацию локальных популяций во времени и пространстве (Николаева и др., 2005; Сурнина, Николаева, 2005, 2006). Помимо прямого действия температурного фактора на репродукцию и выживаемость личинок малярийного комара Anopheles messeae Falleroni, 1926, отмечено его косвенное влияние через сукцессии гидрофильной растительности в местах выплода (Николаева и др., 2006).

В условиях растущего климатогенного и антропогенного изменения среды отмечено сокращение ареалов почти у 90 % видов насекомых, обеднение и унификация их региональных фаун (Городков, 1998). По нашим и литературным данным, кровососущие комары, несомненно, относятся к той немногочисленной группе насекомых (около 1 % видов), для которых указанные воздействия на среду не являются однозначно негативным процессом, хотя в разных природных зонах, биомах и ландшафтах реакция их популяций и сообществ на происходящие изменения имеет свои особенности. В частности, интразональный характер растительности в местообитаниях личинок кулицид определяет и широкие возможности интродукции в ландшафты новых их видов, особенно, в условиях положительных температурных трендов. На примере комаров рода Ochlerotatus показано, что действие основных климатических факторов препятствует возникновению перенаселенных личиночных сообществ за счет дифференциации их экологических группировок по скорости роста и развития (Николаева, 1986).

Важно отметить, что адаптации комаров к обитанию в естественных биомах с экстремальными климатическими условиями и в экосистемах с высоким уровнем антропогенных воздействий имеют принципиальное сходство.


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 347-349.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники