Концепция формирования паразитофауны рыб в озерах с цикличностью обводнения (на примере озера Сартлан, юг Западной Сибири)

УДК 591.69:501.69.7

С. М. Соусь

Институт систематики и экологии животных СO РАН,
Новосибирск, Российская Федерация, swkarpenko@mail.ru

CONCEPTION OF FISH PARASITOFAUNA FORMING
IN LAKES OF WATERING RECURRENCE (BY THE EXAMPLE
OF SARTLAN LAKE, THE SOUTH OF WESTERN SIBERIA)

S. M. Sous

Institute of Animals Taxonomy and Ecology SB RAS,
Novosibirsk, Russian Federation, swkarpenko@mail.ru

Озеро Сартлан – крупный водоем Чано-Барабинской системы озер, равнинный, бессточный, мезотрофный, подверженный как и все озера юга Западной Сибири и Северного Казахстана внутривековым циклам обводнения, длительностью 30–50 лет (Шнитников, 1969). В связи с цикличностью обводнения в оз. Сартлан ежегодно изменяется глубина (2–4 – 5–9 м), площадь (20000–26000 га), минерализация (1,7–3,3 г/л), видовой состав и численность рыб и беспозвоночных, в том числе и паразитов рыб. Паразитофауна рыб была исследована в 1933, 1934 гг. Быховским (1936) на фазе снижения в первом внутривековом цикле (1885–1937). Во втором цикле (1938–1969) изучение паразитов рыб проведено на фазе подъема уровня воды в 1944 г. Мосевич (1948) и в 1947 г. Бауером (1950), а при снижении уровня воды в 1953, 1955 г. – Титовой (1965) и низком уровне в 1969 г.– Кашковским (Кашковский и др., 1974). В третьем цикле в период первого всплеска уровня воды в 1973–1981 гг. паразитофауна рыб исследована Шаповаловой (1984) и во втором всплеске в годы высокого (2005) и начавшегося снижения уровня воды (2006, 2007) – нами (Соусь, Зайцев, 2006).

Цель настоящей работы – проследить процесс формирования количественного и качественного состава фауны паразитов рыб в разных циклах и на различных фазах обводнения озера под влиянием экологических факторов (по нашим и литературным данным). Для анализа каждого периода исследования паразитофауна была разделена нами на виды остатка фауны (паразиты ядра – ежегодно присутствующие у рыб и спорадически встречающиеся виды – в два года и более) и виды пополнения фауны (паразиты, обнаруженные лишь в один из периодов исследования). Также использована характеристика паразитов (аллогенные и автогенные виды), применяемая при изучении паразитарных сообществ у рыб (Пугачев, 2000).

За все годы исследования у 10 видов рыб озера обнаружено 72 вида паразитов из 8 систематических групп: Protozoa – 23 вида, Monogenea – 13, Cestoda – 10, Trematoda – 13, Nematoda – 5, Acanthocephala – 2, Hirudina – 2, Crustacea – 4 (Соусь, 1991). В количественном отношении паразитофауна отдельных видов рыб значительно отличалась от общей фауны паразитов. У язя она состояла из 33 видов (44,4 % от общей фауны, 8 систематических групп), сибирской плотвы – 31 (43,0 %, 7), окуня – 25 (34,7 %, 8), сазана – 27 (37,5 %, 6), карасей золотого – 20 (25,6 %, 6), серебряного – 16 (22,2 %, 6), щуки – 13 (18,0 %, 6), ельца – 10 (13,9 %, 6), муксуна и пеляди – по 2 (2,8 %, 1).

У каждого вида рыб на разных фазах циклов обводнения количественный состав паразитов резко отличался от их общей фауны. У окуня в 1933, 1934 гг. найдено 12 видов паразитов (7 систематических групп), в 1947 г. – 5 (4), в 1953, 1955 гг. – 10 (6), в 1969 г. – 20 (7) и в 2005, 2006 гг. – 5 (1). У язя в 1933, 1934 гг. выявлено 10 видов паразитов (5 систематических групп), в 1944 г. – 6 (5), в 1953, 1955 гг. – 11 (5), в 1969 г. – 26 (8), в 2005, 2006 гг. – 5 (1), у плотвы, соответственно, – 13 (7), 5 (4), 9 (5), 24 (8), 4(1), у карасей: золотого – в 1933, 1934 гг. – 11 (6), в 1944 г. – 2 (2), в 1953, 1954 гг. – 12 (5) и серебряного – в 1933, 1934 гг. – 5 (5), в 1944 г. – 3 (3), в 1953, 1954 гг. – 10 (5), в 2005 г. – 3 (2); у ельца в 1944 г. – 5 (4), в 1953, 1955 гг. – 6 (4), 1 (1); у щуки в 1933, 1934 гг. – 8 (5), в 1953, 1955 гг. – 11 (6), в 2007 г. – 2 (2), у сазана в 1969 г. – 18 (6), в 1973–1981 гг. – 16 (6), у муксуна и пеляди в 1976 и 1980–1981 гг. – по 2 вида (1). Установлено, что у всех хозяев паразитофауна на фазах повышения и высокого уровня озера была обедненной и составляла 8,1–15,5 % от общей фауны паразитов. Максимально разнообразная паразитофауна (60,0–84,5 %) зарегистрирована в периоды низкого или снижения уровня воды.

В качественном отношении фауна паразитов была также неравноценной на разных фазах обводнения. Общая паразитофауна всех видов рыб состояла в меньшей мере из паразитов остатка (17 видов или 23,6 %), чем из паразитов пополнения (42 и 58,3 %); часть паразитов 13 (31,0 %) встречена у одних хозяев в остатке, у других – в пополнении. Паразитофауна отдельных видов рыб на разных фазах циклов обводнения состояла, в основном, из остатка и пополнения и лишь в некоторые периоды – повышения, высокого уровня и иногда – снижения, была полностью из видов остатка.

Из видов остатка фауна паразитов состояла у плотвы в 1944 и 1953, 1955 гг., у окуня – в 1947 и 1953, 1955 гг., у щуки – в 2007 г., у сиговых – в 1976, 1980, 1981 гг. У всех видов рыб к ядру остатка фауны стабильно относился аллогенный вид Diplosthomum spathaceum (s. l.) mc. Устойчивость паразитарной системы этого вида поддерживалась многовидовыми промежуточными хозяевами рода Lymnaea и дефинитивными – рыбоядными птицами, рассеивающими яйца паразита над озерами. Спорадически встречающиеся виды остатка фауны состояли на 83,3 % из автогенных видов с менее устойчивыми паразитарными системами, так как эти паразиты достигали половой зрелости в водной среде. Из них 58,9 % видов относилось к эндопаразитам со сложным жизненным циклом. Пополнение фауны паразитов формировалось в большей мере также автогенными видами, из них 67,5 % были паразитами с прямым жизненным циклом со слабо устойчивыми паразитарными системами. Итак, виды остатка фауны в разные периоды исследования были основой паразитофауны рыб, виды пополнения – увеличивали ее разнообразие.


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 353-354.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники