Морфофизиологические особенности самцов водяной полевки в разных условиях ресурсного обеспечения

УДК 599.323.43:591.551

Е. Л. Завьялов, Л. А. Герлинская

Институт систематики и экологии животных СО РАН,
Новосибирск, Российская Федерация, zavjalov@ngs.ru

MORPHOPHYSIOLOGICAL RESPONSES
OF WATER VOLE MALES TO ENVIRONMENTAL CHALLENGES

E. L. Zavjalov, L. A. Gerlinskaya

Institute of Taxonomy and Ecology of Animals, SB RAS, Novosibirsk, Russia, zavjalov@ngs.ru

Качество среды обитания животных оказывает существенное влияние на интенсивность внутрипопуляционной конкуренции. Усиление социальной напряженности, вызванное увеличением числа внутрипопуляционных контактов, способствует выявлению особей, чьи адаптивные способности позволяют наиболее полно реализовать свой репродуктивный потенциал. При этом ключевая роль в формировании адаптивных физиологических и поведенческих реакций на любые изменения условий существования, включая внешнесредовые факторы и конкурентные взаимоотношения, принадлежит физиологическим механизмам неспецифического напряжения. Цель данного исследования оценить уровень агрессивных взаимодействий и стрессированность самцов водяной полевки, Arvicola terrestris (Linnaeus, 1758), из локальной группировки в разных условиях ресурсного обеспечения.

Исследовали в сезон размножения локальное поселение водяных полевок (с 2000 по 2006 гг.), которое располагалось вдоль берега придорожного ирригационного канала. Численность исследуемой группировки изменялась в разные годы. В 2000 г. поймано 34 полевки, в 2001 г. – 39 животных, их максимальное количество за весь период исследования. В 2003 г. поймано 10 полевок, в 2004 г. – 26, в 2005 г. – 36 и в 2006 г. – 30. В 2002 году на исследуемом участке не поймано ни одной полевки и не обнаружено следов их жизнедеятельности (этот год исключен из анализа). Условия обитания в локальной группировке водяной полевки различались в разные годы исследования. С одной стороны, значительно изменялась обеспеченность полевок кормовыми ресурсами в разные годы, которую оценивали по сырому весу надземной части гидрофильной растительности (F5,264 = 5,32, p < 0,001). Максимальная обеспеченность полевок кормами наблюдалась в 2003 году, а минимум отмечался в 2001 и 2006 годах. С другой стороны, на фоне изменения обеспеченности полевок кормами менялось и соотношение полов в исследуемой группировке. Доля самок в локальной группировке за период отловов варьировала от максимума в 2000 г. – 38 %, до 11 % в 2005 г., когда отмечалась их минимальная доля.

Для ответа на вопрос, какими особенностями характеризуется ответная реакция морфофизиологических систем организма на действие неблагоприятных факторов различной природы, все годы исследования были разделены на три периода: «обилие ресурсов», «дефицит корма» и «дефицит самок». К периоду «дефицита корма» отнесены 2001 и 2006 гг. с минимальными значениями массы надземной части гидрофильных растений в ряду кормового обеспечения животных. Период «дефицита самок» также включал два года: 2005 г., когда была отмечена минимальная доля самок в отловах, и 2003 г., когда соотношение полов достоверно не отличалось от года с минимальной долей самок: χ2 = 3,09, p > 0,05. Период «обилие ресурсов» объединил 2000 и 2004 гг., которые не вошли в вышеуказанные периоды и характеризовались одинаково высокими запасами кормовых ресурсов и долей самок в локальной группировке. Изменение ресурсного обеспечения самцов водяной полевки в локальной группировке приводило к усилению напряженности агрессивных взаимодействий, которую оценивали по количеству ран на шкурках животных (Kruskal–Wallis H(2,63) = 10,14, p < 0,01). Обнаружено, что только при «дефиците самок» наблюдалось увеличение количества ран на шкурках самцов, по сравнению с периодом «обилия ресурсов». Количество ран на шкурках полевок в условиях «дефицита корма» и «обилия ресурсов» не различались. В меняющихся условиях ресурсного обеспечения отмечалось изменение массы тела полевок (F2,12 = 16,62, p < 0,001). Дефицит кормовых ресурсов сопровождался снижением массы тела самцов водяной полевки, по сравнению с периодом «обилия ресурсов». Дефицит самок, напротив, приводил к росту массы их тела. Увеличение количества агрессивных взаимодействий между животными в условиях «дефицита самок» и снижение массы тела в период «дефицита корма» сопровождались повышением активности адренокортикальной функции, которую оценивали по содержанию кортикостерона в фекалиях, относительно периода «обилия ресурсов» (F2,89 = 7,81, p < 0,001).

На основании полученных результатов можно заключить, что дефицит ресурсов, как кормовых, так и репродуктивных, в локальной группировке водяной полевки приводит к увеличению стрессированности самцов, при этом в условиях дефицита самок наблюдается усиление конкурентных отношений между животными, а при дефиците кормовых ресурсов отмечается снижение массы их тела.


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 478-479.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники