Метод пробных кормовых площадок в изучении оленя благородного и косули европейской в НПП «Гомольшанские Леса»

УДК 639.1.055.3:639.11+599.735.3:591.53

О. Солодовникова*, Е. В. Скоробогатов*, Н. Б. Саидахмедова**

*Харьковский национальный университет, Харьков, Украина,
ufowomen@mail.ru, ec-ozone@mail.ru
**НПП «Гомольшанские леса», Харьковская обл., Украина, Muzaffar_ua@mail.ru

SAMPLE FEEDING AREA METHOD
FOR RED DEER AND ROE DEER STUDY
IN «GOMOL’SHANSKI LISY» NATIONAL PARK

O. Solodovnikova*, E. V. Skorobogatov*, N. B. Saidahmedova**

*Kharkiv National University, Kharkiv, Ukraine, ufowomen@mail.ru, ec-ozone@mail.ru
**National Park “Gomol’shanski Lisa”, Kharkiv province, Ukraine, Muzaffar_ua@mail.ru

С 1999 года на территории нынешнего Национального природного парка «Гомольшанские леса» (Змиевской район Харьковской области) возобновлены весенние учеты копытных семейства Cervidae по помету, которые с 2002 г. проводятся уже ежегодно. В последние три года на обследуемой территории из представителей указанного семейства зарегистрированы только олень благородный (Cervus elaphus Linnaeus, 1758) и косуля европейская (Capreolus capreolus Linnaeus, 1758). Численность популяций весной 2007 года по нашим данным составляет 3–6 особей для оленя и 80–90 для косули.

В 2006 году нами начаты работы по оценке кормовой емкости лесных угодий НПП как места обитания оленя благородного и косули европейской. Последний раз известные нам подобные работы для данной территории осуществлялись в 1991–1992 годах, при этом заключение делалось только на основании материалов лесоустройства.

Для дистанционного выделения и предварительной идентификации угодий различных бонитетов нами также использованы «Таксационные описания земельных участков лесного фонда» (2005 г.). Однако для выяснения действительной кормовой емкости угодий НПП и их использования косулей и оленем в зимний период мы решили использовать метод «пробных кормовых площадок». В пределах НПП в угодьях второго бонитета (составляют основную часть лесного массива) в октябре 2006 г. заложено 4 пробные кормовые площадки размером 50 м2. (5 х 10 м) каждая. Несмотря на незначительное количество пробных площадок, расположены они были в лесных участках, отличающихся степенью антропогенной нагрузки. Площадки 1 и 2 располагались в центральных лесных кварталах 52 и 49, площадка 3 – в кв. 45 на расстоянии 700 м от газопровода (просека, шириной около 30 м, пересекает весь лесной массив с севера на юг, незаконно используется как дорога), площадка 4 – в кв. 1 в 100 м от опушки леса (граница с полевыми угодьями) и в 700 м от села Гайдары.

При описании площадок особое внимание уделено подросту и подлеску (указывались порода, высота), все имеющиеся повреждения растений маркировались быстро сохнущей краской. Последующая проверка пробных площадок выполнена в апреле 2007 г. после перехода копытных на питание сочными кормами. При этом кроме породы и общей высоты растения учитывались количество скусов, расстояние до земли, диаметр пенька скуса, порядок побега. Всего зарегистрировано 11 древесно-кустарниковых пород. В ярусе подлеска фоновыми на всех площадках оказались вяз, клен остролистный, клен полевой и лещина, на долю которых пришлось 95,0, 98,0, 66,6 и 88,8 % от общего количества растений (площадки 1–4 соответственно).

Все зарегистрированные скусы по высоте над уровнем земли распределились следующим образом: до 0,49 м – 24,0 % всех повреждений, 0,50–0,99 м – 41,4 %, 1,00–1,49 м – 29,1 %, 1,50–1,99 м – 4,9 %, 2,00–2,50 м – 0,6 %. Таким образом, основная доля (95,5 %) повреждений древесно-кустарниковой растительности в зимний период была нанесена оленями и косулями в высотном интервале 0–1,5 м от поверхности почвы, из которых практически половина – на высоте 0,5–0,99 м.

Что касается количества поврежденных растений, то на площадке 1 из 42 единиц древесных растений (учтены только подрост и подлесок) повреждены 18 (42,9 %), на площадке 2 – 38 из 131 (29,0 %), на площадке 3 – 15 из 54 (27,7 %), на площадке 4 – 11 из 18 (61,1 %). Первоначально создается впечатление отсутствия зависимости величины кормовой нагрузки копытных дендрофагов на угодья от расположения последних. Для оценки количества изъятого на каждой площадке корма мы ввели понятие «условный диаметр» (у. д.) – диаметр пенька на месте скуса побега. При этом условно мы допускали, что побеги разных экземпляров растений различных пород (независимо от расположения растения и степени его угнетенности) имеют одинаковый коэффициент сбежистости. В результате установлено, что на площадках 1 и 2, расположенных в центральных лесных кварталах, косулями и оленями изъято 250,4 у. д. (6,5 скуса/поврежденное растение) и 345,5 у. д. (4,1 скуса/растение), а на площадках 3 и 4 – 71,6 у. д. (2,1 скуса/растение) и 60,7 у. д. (2,7 скуса/растение) соответственно.

Данная работа только начинается и вследствие малого числа пробных площадок полученные результаты нельзя считать достоверными (в дальнейшем предполагается увеличить количество площадок до нескольких десятков). Тем не менее, на основании данных проверки площадок можно предположить, что в зимний период табунки косуль и оленей большую часть времени проводят в глубине леса. Об этом свидетельствует и большая (в 2–3 раза) степень повреждаемости животными отдельных древесных растений в центральных угодьях, чем таковая на опушечных участках, даже при условии равного запаса кормов. Это предварительное заключение также согласуется с результатами весенних учетов, согласно которым зимняя нагрузка косуль на угодья в центральных лесных кварталах в 3,8 раза превышает таковую в перелесках и одиночных кварталах и в 2,5 раза на угодьях вблизи опушек (Скоробогатов, Солодовникова, 2005).


Zoocenosis — 2007
 Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали ІV Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Вид-во ДНУ, 2007. – С. 506-507.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники