Миграция ласточек рода Riparia на территории островных лесостепей Центральной Сибири

УДК 598.284:591.512

А. Н. Евтихова

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Россия, evtushka@mail.ru

SWALLOWS MIGRATIONS OF RIPARIA GENUS ON THE TERRITORY
OF INSULAR FOREST-STEPPES OF CENTRAL SIBERIA

A. N. Evtichova

Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russia, evtushka87@mail.ru

Миграции – важное адаптивное явление в жизни птиц, позволяющее им переносить неблагоприятные условия среды и наиболее эффективно использовать различные стации на протяжении всего жизненного цикла. Несмотря на то, что зимовочные стации береговой Riparia riparia (Linnaeus, 1758) и бледной R. diluta (Sharpe et Wyatt, 1893) ласточек разобщены, миграция их на территории островных лесостепей Центральной Сибири проходит совместно, что объясняется, вероятно, расположением географических преград на путях их пролета и отражает историю расселения и формирования видов. Отловы ласточек показывают, что на Чокпакском перевале (Казахстан) встречается как R. riparia, так и R. diluta (Гаврилов, Савченко, 1991), летящих с территории Центральной Сибири; их миграционные пути расходятся уже после преодоления данной географической преграды. Далее номинативный подвид R. riparia следует сезонному направлению миграции к местам зимовок, расположенным на юго-востоке африканского континента, а R. diluta – к зимовкам, расположенным в Индии, Пакистане.

Для анализа сезонных перемещений ласточек рода Riparia на территории островных лесостепей Центральной Сибири использована база данных кафедры охотничьего ресурсоведения и заповедного дела за 1984–2008 гг., а также результаты собственных исследований 2007–2009 гг. Наблюдения за миграцией птиц проводили в следующих пунктах, расположенных на указанной территории: озера Интиколь (27.07–20.10), Толстый мыс (8.08–5.10), Белое (10.05–31.05); река Енисей (14.05–27.05).

Весной в период наблюдений за дневной миграцией отмечено два пика пролета ласточек – 18.05 и 31.05, интенсивность перемещений составила 73 и 66 особей/км*ч соответственно. При этом наибольшая интенсивность миграции приходилась на 4 и 12 ч. после восхода солнца (8.00–9.00 и 16.00–17.00). Перемещения, в среднем, проходили на высоте 787,8±140,1 м при средней интенсивности перемещений 27,9 особей/км*ч и были направлены на С–СЗ (А = 350º; σ = 58,4; r = 0,481). Таким образом, направление миграции не соответствовало генеральному курсу в данное время года и, вероятно отчасти, это было вызвано трофическими перемещениями особей. В то же время, направленность перемещений в вечерний пик пролета на высотах более 100 м более соответствовала весеннему курсу миграции (А = 84º; σ = 72,3; r = 0,204), что, возможно, связано с явлением настоящей миграцией части особей более северных популяций.

Пик пролета птиц во время дневных осенних перемещений на оз. Интиколь приходился на 6.08, средняя интенсивность перемещений составила 278,8 особей/км*ч. Пик миграции отмечен в 9 ч. после восхода солнца (13.00–14.00), что, вероятно, связано в большей мере с трофическими перемещениями, так как наибольшая миграционная активность отмечается у птиц в утренние и вечерние часы. Наибольшая интенсивность перемещений отмечена, в среднем, на высоте 155,2±21,54 м. Курс пролета дневной миграции также не соответствовал генеральному и был направлен на Ю–В (А = 140º; σ = 66,7; r = 0,323). Перемещения в пик пролета на высотах более 100 м были направлены на В (А = 90º; σ = 8,2; r = 0,990).

Таким образом, перемещения в светлое время суток менее информативны и, как показано многими исследователями, наблюдение за ночным пролетом является одной из наиболее точных методик исследования сезонных перемещений птиц с точки зрения количественной характеристики их миграции.

Весной ночные перемещения ласточек Riparia в долине реки Енисей (Сухобузимский район) на территории островных лесостепей Центральной Сибири наибольшей интенсивности достигали во второй декаде мая – 17–18.05, что соответствовало 97 и 125 особей/км*ч (средняя интенсивность перемещений – 48,4 особей/км*ч). Пик пролета отмечен в 1 и 5 ч. после захода солнца (21.00–22.00, 01.00–02.00), что согласуется с пиками ночной миграционной активности у многих видов птиц. Важно отметить, что ночные перемещения птиц зарегистрированы, в среднем, на высоте 125,2±23,3 м, что, возможно связано с тяготением их к руслу реки, с чем и связанно ее невысокое значение (ночная миграция проходит на большей высоте по сравнению с дневными перемещениями). Курс пролета соответствовал сезонным перемещениям и был направлен на Ю–В (А = 44º; σ = 35,6; r = 0,807).

Наибольшей интенсивности осенний ночной пролет ласточек на территории Ачинской лесостепи (оз. Толстый мыс, 8.08–5.10.1999) достигал в конце первой и начале второй декады августа и соответствовал 1307 и 1032 особям/км*ч. Пик пролета зарегистрирован в 3 ч. после захода солнца (23.00–0.00). Ночная миграция проходила, в среднем, на высоте 207,5±31,1 м при средней интенсивности перемещений 132,3 особей/км*ч и была направлена на Ю–З (А = 190º; σ = 67,8; r = 0,300).

С целью характеристики распределения миграционного потока ласточек Riparia проведен анализ их сезонных перемещений по секторам пролета. Анализ дневных перемещений ласточек не выявил их соответствия генеральному курсу пролета; ночной, напротив, показал, что наибольшая интенсивность перемещений R. riparia и R. diluta в темное время суток зарегистрирована в секторах, соответствующих генеральному курсу пролета (весна – 2°–160° и 271°–89°, осень – 206°–1°) – 40,1 и 51,5 особей/км*ч весной и осенью соответственно. Весной ночные перемещения соответствующие курсу сезонного пролета, имели следующие количественные характеристики: А = 56º; σ = 21,9; r = 0,928; осенью – А = 294º; σ = 32,3; r = 0,841.

Таким образом, дневные перемещения ласточек на территории островных лесостепей Центральной Сибири не соответствуют генеральному курсу их пролета весной и осенью, что указывают на преобладание трофических перемещений. Направленность сезонной миграции птиц данной группы характеризуют ночные наблюдения, являющиеся одной из наиболее точных методик исследования сезонных миграций птиц.


Zoocenosis — 2009
Біорізноманіття та роль тварин в екосистемах: Матеріали V Міжнародної наукової конференції. – Дніпропетровськ: Ліра, 2009. – С. 289-291.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники