Биология и поведение гигантского навозника (Synapsis tmolus) в Южном Казахстане

УДК 595.764.1:574.2

А. В. Матюхин, А. А. Матюхин, Б. Н. Пошанов

Институт паразитологии РАН, Россия
Институт проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН, г. Москва, Россия

Ключевые слова: Synapsis tmolus, учет, активность, численность

Biology and behavior of dung beetle (SYNAPSIS TMOLUS)
in south kazakhstan

А. V. Мat’ukhin, А. А. Мat’ukhin, B. N. Poshanov

Institute of Parasitology of RAS, Russia
Severtsov Institute of Ecology and Evolution of RAS, Moscow, Russia

Key words: Synapsis tmolus, inventory, activity, number

Биология и поведение самого крупного навозника Палеарктики – гигантского навозника (Synapsis tmolus Sols.) изучены не достаточно. Исследования проводили в Южном Казахстане (Чимкентская обл., Сары-Агачский р-н, ферма Бешкудук, хозяйство Пошановых) в 1989–1990 гг. согласно разработанной нами методике индивидуального мечения жуков с использованием портативной бормашинки (Матюхин, 1998). На территории плошадью 1 км2 проводили отлов и регистрацию меченых жуков.

Основная масса жуков отловлена в первую половину ночи на свет электрической лампы, остальных собирали при визуальных учетах. Отловленных насекомых метили и выпускали на подготовленную площадку, где заранее выкладывали достаточное количество коровьего навоза.

Гигантский навозник (Synapsis tmolus) – типичный сумеречный или ночной вид, активность которого приходится на первую половину ночи. Максимальная активность отмечена в теплые ночи. Светлое время суток жуки, как правило, проводят в норах. Через один–два часа после наступления темноты в теплые дни в конце марта начинается активный лет. Подлетающие на электрический свет жуки ударяются о светлые стены дома, падают, подолгу лежат на спине и не могут перевернуться. В большом количестве они скапливаются у сырых мест дома, копают норы в стенах, тем самым сильно подрывая фундамент строений.

Жуки отмечены кормящимися, как правило, на свежем навозе, а также на фекалиях человека. Жук – типичный норный вид. После превращения куколки в имаго и весеннего вылета на поверхность, а также после весеннего вылета перезимовавшего имаго жизнедеятельность жука сосредотачивается возле достаточно обильной порции навоза, который, как правило, находится возле жилья или стоянок чабанов.

После формирования крупных шаров в глубоких норах в земле вся жизнедеятельность жуков сосредоточена возле этой норы. Появление на поверхности связано, как правило, с пополнением запасов навоза. Поскольку все повторные встречи меченых жуков, а также их трупы регистрируются на месте выпуска, можно предположить, что, несмотря на хорошие летные качества, жуки обитают на небольшой территории. Единственная повторная встреча перезимовавшего имаго отмечена здесь же, на территории кошары, в 300 м от прошлогоднего места регистрации.

Исследования начаты 9 марта 1989 года, до появления активных имаго. Первые активные особи отмечены 26 марта. Дневная температура воздуха с 25 по 29 марта возрасла с +15 до +27°С. Именно в это время отмечен пик вылета имаго на поверхность. Так, 29 марта отловлено 62 особи, а 30 марта – 67 особей. Похолодание 31 марта привело к снижению активности жуков. Очередное потепление 5–7 апреля опять привело к незначительному подъему численности жуков – отловлено 13 особей. В дальнейшем при стабилизации дневных температур количество отловленных жуков колебалось от 1 до 17. Последний пик численности отмечен 7 мая (отловлено 17 особей).

В 1989 г. отловлено и помечено 290 особей. 39 особей отмечены повторно (13,5 %), из них 17 были найдены мертвыми. Временной интервал от момента мечения до регистрации трупа колеблется от 1 до 46 дней. Какие-либо повреждения на найденных трупах отсутствуют в 15 случаях из 17 и только две особи были с повреждениями. Из остальных 22 жуков, отмеченных повторно, 16 особей зарегистрированы на том же месте и лишь 6 особей через
1–4 дня отловлены повторно в 200 м от места выпуска. Время от мечения до повторной регистрации колеблется от 0 до 24 дней.

Высаживая на навозные кучи большое количество жуков, мы моделировали переуплотнение популяции в случае большой численности и недостатка навоза. Тем не менее, поведение жуков на навозных кучах было совершенно различным. Часть особей сразу принималась катать шары и утаскивала их подальше от основной кучи, другая часть жуков зарывала шары недалеко от кучи, третьи зарывались прямо под кучей. В одной из разрытых нор нами отмечен шар диаметром 60 мм. Две особи (видимо, самец и самка) находились в непосредственной близости от шара.


Zoocenosis — 2005
 Біорізноманіття та роль зооценозу в природних і антропогенних екосистемах: Матеріали ІІІ Міжнародної наукової конференції. – Д.: Вид-во ДНУ, 2005. – C. 284-285.

Розповісти колегам:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники